an image
Поиск
Это интересно

Марка - причина заговора

Вскоре после появления синей марки стоимостью в 2,5 анна в Британской Индии был открыт крупный заговор. Когда английская колониальная полиция начала выяснять его причину, то оказалось, что выступление готовилось из-за... новой марки, на которой слон был изображен настолько безобразно, что его можно было принять скорее за свинью. Такое изображение священного животного оскорбило религиозные чувства местных жителей и вызвало их возмущение. Колониальные власти поспешили немедленно изъять злосчастную марку из обращения.

Анонс

Вам - доплатное письмо

Пожалуй, нет ни одной сколько-нибудь серьезной коллекции советских знаков почтовой оплаты, в которой бы не было этих синих, серо-голубых и коричневых марок с надпечаткой «Доплата... коп. золотом.» Из каталогов особо глубоких сведений о них не почерпнешь: надпечатка выполнена карминовой или кирпично-красной краской на первых советских марках 1918 г. в 35 коп. синей и 70 коп. коричневой. В 1924—1925 гг. издано девять достоинств надпечаток — от 1 до 40 коп. золотом. Марки, как марки . . . Но заурядность и обыденность серии оказались на удивление обманчивыми. Когда, наконец, удалось восстановить подлинную историю доплатных знаков, результаты исследований были неожиданными.

Подробные официальные документы и скупые строки заметок и информации, разбросанных по страницам периодических изданий середины двадцатых годов, неоспоримо свидетельствовали: ни один современный каталог не дает достоверного описания серии, ни в одной коллекции марки правильно не расположены, потому что весь этот выпуск, все эти доплатные марки — вовсе не обычные знаки почтовой оплаты, а ... Но обо всем по порядку.

Загадочная надпечатка

Кроме девяти доплатных надпечаток, о которых шла речь, к тому же выпуску имеет самое прямое отношение и еще одна — десятая. Это надпечатка «ДОПЛАТА 1 коп.», произведенная, как сообщается в каталогах, «каучуковым штемпелем, фиолетовой краской» на одной из марок РСФСР, достоинством в 100 рублей. Филателистам известно более десятка разновидностей надпечатки: для нее использованы марки на простой и тонкой бумагах, от оранжевого до лимонно-желтого цвета; сама надпечатка встречается от ярко-фиолетовой до совсем бледной, подчас еле приметной; существует она не только в нормальном, но и в перевернутом виде.

Однако удивляло не обилие разновидностей, а иное — надпечатка сделана вручную, каучуковым штемпелем. Вы понимаете, что это значит?

К середине 1924 г. полиграфические возможности Гознака, где создавались советские марки, были уже далеко не теми, что в первые годы становления молодой Республики. И если в 1918 г. потребовалось более шести месяцев для изготовления всего двух первых советских революционных марок, то в январе 1924 г. менее чем за шесть дней удалось подготовить к выпуску целых четыре памятные траурные марки с портретом В. И. Ленина. Хороший пример возросшего мастерства печатников Гознака! И вот, после этого на почте появляется марка с ручной надпечаткой. Усадили за стол человека, положили перед ним объемистую стопку листов, давным-давно изъятых из обращения 100-рублевых оранжевых марок и распорядились: печатай! И человек самым примитивным способом «произвел» несколько тысяч новых доплатных марок . . . Нелепица, да и только! Но почему она стала возможной?

Из ряда заметок и статей, рассеянных по страницам журналов «Советский филателист» и «Советский коллекционер» за 1924—1926 гг. (официальных циркуляров о надпечатке разыскать не удалось, ниже станет ясно — почему), следовало: к середине 1924 г. в московских почтовых учреждениях почти полностью оказались израсходованными доплатные надпечатки в 1 копейку, а дополнительный их тираж задерживался производством. И тогда, примерно в августе, отдел обработки доплатной корреспонденции Московского почтамта по собственной инициативе взял да и «наштамповал» новую над печатку!

Но «дело о надпечатке» ничуть не прояснилось, а, наоборот,— еще более запуталось.

Суть в том, что выпуск знаков почтовой оплаты в стране строго централизован. Издавать новые марки полномочно только Министерство связи СССР. Причем все они изготовляются на печатных фабриках Гознака. Каким же об разом отдел обработки доплатной корреспонденции Московского почтамта мог издать . . . государственную почтовую марку СССР, включенную в официальные советские каталоги? Если все происходило именно так, надпечатка оказалась бы единственной советской почтовой маркой, выпущенной не от имени Министерства связи и изготовленной не в типографии Гознака! Было над чем призадуматься...

Терпеливо ищу в архивных документах хотя бы намек на разрешение Наркомпочтеля ввести в обращение странную «самодельную» марку. Тщетно! Загадка оставалась загадкой . . . Выход был один — серьезно и всесторонне исследовать историю выпуска советских доплатных марок. Всех, а не только этой одной.

Книга формы № 9

Сегодня доплатное письмо не удивит никого. Если ваш корреспондент по забывчивости не снабдит конверт почтовой маркой или наклеит марку меньшего, чем следует по тарифу, достоинства,— письмо придет «доплатным». Это значит: не отправитель, а вы — получатель — должны будете оплатить почте те расходы, которые она понесла, доставляя вам письмо. А чтобы адресат знал, сколько следует взыскать с него почтового сбора, на конвертах ставится специальный штамп или пишется от руки: доплатить столько-то копеек.

Величина доплатного сбора в истории советской почты исчислялась по-разному. Так, например, в РСФСР в 1918— 1922 гг. с адресата взыскивалась сумма, недостающая до полной оплаты по тарифу, но в двойном размере (как своеобразный штраф за нарушение почтовых правил). С середины 1923 г. порядок изменился: доплатной сбор стал равен сумме, недостающей до оплаты данного отправления «заказным» (поскольку доплатные письма вручались адресату под расписку, их совершенно справедливо приравняли к категории заказных отправлений) .

Но посмотрим, как же взимала почта доплату в начале двадцатых годов?

... Итак, доплатное письмо вручено, доплатной сбор взыскан, и собранная сумма в конце рабочего дня сдана в почтовое учреждение. Что делала с деньгами почта? Заносила их на приход? Нет!

На «доплатные» деньги почта была обязана сама у себя покупать курсирующие почтовые марки, наклеивать их в специальную книгу формы № 9 и гасить прямо в книге календарными штемпелями! Вот они — те самые знаки почтовой оплаты, забытые отправителями, без которых не могла быть доставлена никакая письменная почтовая корреспонденция.

Продолжение ...

Контакты
an image

Уральский центр частных коллекций

620075 Екатеринбург, ул. Красноармейская, 10, Бизнес-центр Антей.
E-mail: Данный адрес e-mail защищен от спам-ботов, Вам необходимо включить Javascript для его просмотра.
 
 
 
 


Странный формат

В январе 1925 г. появилась в обращении интересная серия советских почтовых марок. На четырех разноцветных миниатюрах с номиналами 7, 14, 20 и 40 коп. изображался Мавзолей В. И. Ленина. Мавзолей, конечно, еще деревянный, тот, что стоял на Красной площади до нынешнего, гранитного, воздвигнутого в 1930 г.

мавзолей 1925 год 7 коп

Памятная серия посвящалась первой годовщине со дня смерти великого вождя и вначале — 15 января — вышла без зубцов. Несколько позднее, примерно в середине марта, все четыре марки появились в почтовых окошечках уже перфорированными.

Вот как описывает серию каталог 1958 г.:

«Рисунок художника В. Завьялова. Глубокая печать на бумаге с водяным знаком «ковер». Без зубцов и с линейной зубцовкой 13½»

Однажды, внимательно разглядывая серию, я не поверил глазам: перфорация у марок выглядела явно не линейной! Какой угодно — гребенчатой, рамочной, но не той, что указана в каталоге.

Линейная зубцовка — простейшая из всех, применяемых в производстве марок. Ее перфоратор имеет только один ряд шпилек, которые, опускаясь на марочный лист, дают одну ровную линию отверстий. Снабдить перфорацией весь лист марок удается лишь в несколько приемов: вначале одна за другой пробиваются горизонтальные строки перфорации, затем, после поворота листа на 90 градусов — вертикальные. Трудоемкая штука, эта линейная перфорация. К тому же линии проколов ложатся на лист произвольно по отношению друг к другу, при пересечении горизонтальных и вертикальных строк отверстия «налетают» друг на друга, и у марок образуются бесформенные , «рваные» углы.

Гребенчатая же и рамочная зубцовки заранее рассчитаны для постоянных, наиболее употребительных форматов марок. И за одно опускание шпилек перфорируется либо целый горизонтальный ряд, либо сразу все марки на листе. По углам марок возникают строго правильные четверти окружностей.

По такой примете и удалось установить — зубцовка у марок с Мавзолеем какая-то иная: на всех четырех углах выделялись красивые, четкие дуги — признак, линейной перфорации не свойственный. Мелькнула мысль — гребенчатая и рамочная забцовки рассчитаны на определенные размеры марок, а что если среди советских знаков оплаты поискать другие, такого же формата?! Вдруг у них и у этой серии зубцовка окажется одинаковой.

И вот я терпеливо сравниваю марки друг с другом... Вначале исследую выпуски ближайших лет, но похожих марок нет. «Забираюсь» подальше — просматриваю каждый знак в диапазоне десяти лет, пятнадцати, двадцати. Результат тот же — советских марок аналогичного формата не обнаружено!

мавзолей 1925 год 14 коп

Возможно, невнимательность? Вспоминаю, что года два назад подобное исследование форматов (правда для иных целей) проводил наш ленинградский филателист

В. Г. Вольф. Звоню.

— Да, — подтверждает Владимир Георгиевич,— формат действительно единственный. Редкий случай... А попробуйте-ка поточнее измерить зубцовку, может это что-нибудь даст?

Вооружаюсь зубцемером и считаю зубцы. Получаю: сверху и снизу— перфорация 13¼, слева и справа—13½. Теперь уже сомнений нет— советские марки с такой зубцовкой не издавались! Но что-то смутно знакомое чудится мне в этом сочетании: 13¼ : 13½. Точно такую перфорацию я уже встречал.

Ну, конечно, встречал!

Шел 1919-й. Вокруг молодой советской республики смыкалось огненное кольцо иностранной интервенции. Полыхало пламя гражданской войны. Но и в таких условиях Наркомат почт и телеграфов РСФСР обязан был заботиться о безотказной работе советской почты, о бесперебойном снабжении почтовых учреждений знаками оплаты. Как временная мера в 1918 г. были приравнены к почтовым сберегательные и контрольные знаки, в октябре того же года вышли массовым тиражом первые советские революционные марки в 35 и 70 коп. с изображением руки с мечом. Но марок не хватало. Особенно рублевых номиналов. И тогда решено было переиздать крупноформатные дореволюционные марки высоких достоинств— в 1 руб, 3 руб. 50 коп. и 7 руб. Автором марок являлся художник Экспедиции Заготовления Государственных Бумаг Рихард Зарриньш, тот самый Зарриньш, рисунок которого «рука с мечом» был использован в 1918 г. для первых советских революционных марок.

Требования экономии средств при переиздании марок в 1 руб., 3 руб. 50 коп. и 7 руб. побудили в 1919 г. пересмотреть расположение их на листах. В дореволюционное время на листе печаталось восемь горизонтальных рядов по семь марок в каждом, итого 56 знаков (7X8). Но для округления счета (так как листы с таким неровным количеством трудно учитывать) шесть мест заполнялись декоративными цветными угольниками, что уменьшало количество марок до пятидесяти. Перфорация наносилась линейная, и это делало процесс изготовления марок еще более трудоемким.

Для советского переиздания лист повернули на 90 градусов. Теперь в горизонтальном ряду удалось уместить 10 марок. Правда, стояли они теснее, чем раньше, но это существенного значения не имело. Горизонтальных рядов на новых листах было пять. Количество марок — 50— осталось прежним, но размер самого листа сократился, бумагу удалось сэкономить! Не менее важным оказалось и другое усовершенствование: для новых листов в 1919 г. сконструировали экономически более выгодный рамочный перфоратор. Теперь на весь лист марок зубцовка наносилась за один рабочий ход станка. Советские специалисты успешно справились с ответственным заданием. А величина новой рамочной перфорации была... 13½ : 13¼.

мавзолей 1925 год 40 коп

Накладываю марку с Мавзолеем на рублевую дореволюционную марку советского переиздания — и они зубчик в зубчик совпадают. Вот он, одинаковый формат!

Но опять не все ясно: почему в 1925 г., т. е. шесть лет спустя, вспомнили на Гознаке о рамочной перфорации 1919 г. и применили ее вновь при издании памятной серии с Мавзолеем?

Если бы исследования советских марок велись в одиночку, я убежден, мы бы не обладали и десятой долей того, что знаем сейчас. Только коллективный ум способен справиться с подобной задачей, только усилиями многих и многих исследователей может быть во всех деталях воссоздана увлекательная история советских почтовых марок.

Так произошло и на этот раз. «Руку помощи» подал саратовский коллекционер Н. Н. Щеголев. Он сообщил о любопытном наблюдении: рисунок орнаментальной рамки у марок 1925 г. с изображением Мавзолея создан... десятилетием раньше!

Еще в дореволюционные годы Рихард Зарриньш начал работу над серией из семи марок, посвященной истории почты. Сюжетами для рисунков художник избрал способы перевозки корреспонденции: на почтовой тройке, на пароходах, на верблюдах.

Марка в 15 коп., например, изображала почтальона северных районов страны; он мчался на нартах, в которые был впряжен олень. Каждый рисунок обрамляла орнаментальная рамка.

Но в дореволюционное время на официальных знаках почтовой оплаты разрешалось изображать либо портреты царей, либо государственный герб — двуглавый орел со скипетром в левой лапе. Неудивительно, что серия Зарриньша света не увидела. А проекты марок остались в распоряжении Гознака, Позднее они были опубликованы в журнале «Советский коллекционер» №№ 10—12 за 1929 г., где и обнаружил их Н. Н. Щеголев.

От пытливого взгляда исследователя не ускользнуло, что рамочка марки Зарриньша в 15 коп. повторена на серии 1925 г. с изображением Мавзолея. Видимо, заказ на изготовление памятных марок был срочным, и для ускорения производства мастерски выполненный рисунок молодого тогда еще художника В. Завьялова «Мавзолей на Красной площади» на Гознаке снабдили уже готовым орнаментом.

А ведь эту рамку, от которой, собственно, и зависел размер рисунка, Зарриньш изготовил по формату своих же собственных знаков рублевых достоинств! То есть тех самых, для советского переиздания которых в 1919 г. и был сконструирован перфоратор новой рамочной зубцовки.