an image
Поиск
Это интересно

Как-то в Шарлоттенбурге появилось открытое письмо, на котором было 3000 слов. Между тем, в 1881 году начальник станции в Корке Гейланд написал на открытке 3844 слова. Он уместил на ней стихотворения Шиллера: «Борьба с драконом» (1724 слова), «За железным молотом» (1290 слов), «Граф Габсбургский» (660 слов) и «Наследный принц Веймарский», (170 слов). Писал он чертежным пером и простыми чернилами. Англичанин Давидсон стенографически (по системе Питмана) написал 32 363 слова. Учитель Э. Вейдиг уместил на открытке 312 тактов первой части «Патетической сонаты» Бетховена. Эту работу он выполнил за семь часов.

Но рекорд установил некто Бэркер из города Монетт в США: он ухитрился написать на открытом письме 40 083 слова.

Контакты
an image

Уральский центр частных коллекций

620075 Екатеринбург, ул. Красноармейская, 10, Бизнес-центр Антей.
E-mail: Данный адрес e-mail защищен от спам-ботов, Вам необходимо включить Javascript для его просмотра.
 
 
 
 


Бесправные марки

Однажды мне попала в руки любопытная марка — почтовый знак республики Стелланд. О такой республике я никогда не слышал. Перерыл все географические справочники и атласы, но о государстве Стелланд не нашел ни строчки...

Позднее я стал обладателем и других марок вымышленных стран. Выпуск их затеял, например, француз Марк Давид де Майрен. В 1884 году судьба забросила его с группой миссионеров в центральную часть Вьетнама — Аннам. Хитростью и обманом ему удалось завоевать доверие небольшого племени седангов. Вскоре он объявил себя их королем. С награбленным добром новоявленный король приехал в Париж. Но так как расходы у Майрена оказались чрезмерными, то деньги быстро растаяли. И чтобы поправить свои дела, он затеял выпуск почтовой марки с надписью «Королевство Седанг»

Но поживиться на этом деле ему не удалось, так как «королем седангов» заинтересовалась полиция и ему пришлось срочно удирать. А марки, чтобы покрыть расходы, типография пустила в продажу, предварительно проштемпелевав.

Другой француз, журналист Джеймс Хорден-Хики, путешествуя по разным странам, обнаружил необитаемый остров Тринидад в 700 милях к северо-востоку от Рио-де-Жанейро. Искатель приключений решил превратить остров в «королевство», а себя провозгласил принцем Тринидада — Джеймсом I.

В 1893 году он заказал в Нью-Йорке серию почтовых марок. Конец этой истории тоже оказался печальным. Остров был захвачен Великобританией. «Принц» покончил с собой. Остались только марки.

В 1960 году вышли в почтовое обращение первые почтовые марки Демократической Республики Конго. Не успели филателисты отвести для них отдельные страницы в своих альбомах, как появились марки с надпечаткой «Stat auionome du sud kasai» (Автономное государство Южной Касаи).

Выяснилось, что в Южной Касаи (часть территории Конго) появился «король» Колонжи. Пока правительство Конго приводило в чувство сепаратного «короля», он успел выпустить марки, на одной из которых изображен оскалившийся тигр.

Страницы газет всего мира обошла скандальная история с почтовыми марками так называемой Молуккской республики. Вскоре после окончания второй мировой войны в конторе одной из крупнейших американских марочных фирм появилось несколько джентльменов. Они заявили, что представляют новое государство в ООН. Новые марки нового государства сулили хозяевам фирмы большие деньги. Сделка по производству экзотических марок неизвестной Молуккской республики была завершена быстро. Лучшие художники и графики фирмы приступили к разработке проекта миниатюр «новой страны».

Несколько месяцев бойко шла торговля новыми марками. Директора фирмы и «представители» несуществующей страны успели получить немалые барыши, пока афера не закончилась крупным скандалом.

Альбомы филателистов могут поведать немало подобных историй о марках несуществующих государств.

А. Федоров