an image
Поиск
Это интересно

Марки-копии

Нюрнбергский мастер игрушек Георг Цехмейер очень искусно печатал «картинки марок» для детей и вскоре наводнил все европейские страны своим товаром. Цветные рисунки марок вводили в заблуждение даже опытных коллекционеров.

Анонс

Честь дающим кровь

О чем могут рассказать марки, посвященные Обществу Красного Креста? Начнем, пожалуй, с этих: марки Бельгии и Нидерландов — маленькие пеликаны, пьющие кровь, вытекающую из раны взрослого пеликана. Внизу — красный крест. Тот же сюжет рисунка на конверте первого дня, изданном в Бельгии в 1956 году. Под рисунком на французском и фламандском языках: «Честь дающим кровь».

Марки и конверт посвящены донорству. Но почему на марке изображен пеликан? Еще в средние века родилась легенда, согласно которой в тяжелую минуту пеликан разрывает грудь и собственной кровью утоляет жажду детенышей. В этой легенде говорится, что, спасая свое потомство, родитель погибает. По легенде выходит, что пеликан— первый донор на земле. Вот почему изображение этой птицы стало символом бескорыстной помощи людям, символом «службы крови».

В России изображение пеликана служило эмблемой ведомства, занимавшегося призрением и лечением детей.

В 1965 году в Советском Союзе были выпущены две марки, посвященные донорству (№№ 3197 и 3198). На первой — рука с красным цветком и значок донора в виде капли крови. На марке текст: «Кровь донора несет жизнь». На второй — женщина-донор, эмблема Союза Общества Красного Креста и Красного Полумесяца. Текст: «Донорство почетно» (слово «донор» происходит от латинского «доноре», что означает «дарю»).

В годы Великой Отечественной войны у нас насчитывалось 5,5 миллиона доноров. Даже в осажденном Ленинграде, в военных госпиталях не было недостатка в донорской крови.

В июне 1944 года «в целях поощрения доноров, сдающих кровь для спасения жизни раненых бойцов и офицеров Красной Армии и гражданского населения» М. И. Калинин подписал Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об утверждении нагрудного знака «Почетный донор СССР».

Впервые вручены эти знаки в канун 27-й годовщины Октября ста сорока наиболее активным донорам за «многократную дачу крови и активное вовлечение населения в это патриотическое движение».

Прошли годы, но по-прежнему на переднем крае борьбы за жизнь человека рядом с врачом стоит донор. В 1957 году по инициативе москвичей и ленинградцев возникло патриотическое движение за безвозмездное донорство.

«Внимание! Передаем специальное сообщение». Голос диктора заводского радио тревожен: в городской больнице в тяжелом состоянии работница завода. Для спасения ее жизни нужна кровь. По первому зову заводские доноры пришли на помощь. Жизнь работницы спасена. Таких примеров из нашей жизни можно было бы привести много.

Продолжение ...

Анонс

Гонцы засечной черты

С древнейших времен существовала пересылка вестей на Руси. По дорогам русского государства еще с XIII века возили ямщики гонцов с княжескими грамотами.

С конца XIV века Россия начинает осваивать свои южные земли. О зарождении и развитии скорой гоньбы на юге русского государства рассказывает исследование  коллекционера А. Н. Вигилева.

Неспокойны южные окраины русского государства. Того и гляди над далеким горизонтом встанет облако степной пыли и дрогнет земля от гулкого топота копыт вражеской конницы. Но не дремлет засечная стража. Днем и ночью тысячи ратников ждут неприятеля на крепостных стенах и в засечных сторожках.

И как только со стороны Дикого поля повеет опасностью, помчится во весь опор дозорный с тревожной вестью: «Орда двинулась!».

Для успешной охраны России от набегов южных соседей требовалось, прежде всего, наличие слаженной системы доставки срочных военных вестей. Уже в XVI веке всякий воин, скачущий со спешным сообщением, имел право забирать лошадей в любом поселении у любого человека.

Из городов и сторожек засечной черты вся информация о движении неприятеля собиралась в Мценске и Туле. Отсюда спешные гонцы доставляли ее в Москву и пограничные города.

Быстрому распространению военных вестей правительство уделяло огромное внимание; поэтому каждый воевода, отправляемый для охраны границ, получал наказ, в котором особо подчеркивалась важность скорой вестовой службы. Старейшие из дошедших до нас наказы были даны 15 марта 1616 года тульским воеводам Куракину и Давыдову и мценским — Туренину и Скуратову.

Засечные воеводы писали не только о приходе неприятеля, но и о положении дел в городах, о сборах налогов, присылали свои жалобы. В Центральном государственном архиве древних актов (ЦГАДА), в фонде Разрядного приказа, ведавшего военными делами южных городов, бережно хранятся тысячи листов царских наказов, грамот, воеводских отписок и челобитных. Эти материалы помогают воссоздать картину вестовой службы засечной черты.

Каждую весну из Мценска и Тулы отправляли в пограничные города «для вестей» служилых людей. В царских наказах обычно оговаривалась обязательная посылка вестовщиков в Ливны, Елец и Новосиль. В другие же города, «куда пригоже», их ставили по решению самих воевод.

Для вестовой службы набирали «охотников» из служилых людей в Костроме, Ярославле, Владимире, Муроме и в других городах, удаленных от засечной черты. Царские наказы требовали, чтобы в вестовщики выбирали стрельцов и пушкарей из дворян и детей боярских «из двора самых лучших».

Официального документа, обязывающего вестовщиков выполнять роль гонцов, не существует. Но если просмотреть списки выборных и старинные грамоты, то сразу же можно определить, что доставляли их в основном те, кого посылали «на вести». Так, вестовщик Василий Аборин по крайней мере один раз привез почту из Курска в Мценск, трижды возил ее до Тулы и дважды скакал с письмами из Тулы в Москву.

Ехавшим на границу вестовщикам за счет казны выдавались два коня. Гонцы, посылаемые из городов, пользовались услугами ямщиков. Они снабжались подорожной, составленной по такой форме: «По дороге по ямом ямщиком, а где ямов нет, всем людем безотменно, чей кто ни буди, что есте давали туленину пушкарю Ивану Ондрееву сыну Косыреву подводу верхи (т. е. верховую лошадь. — А. В.) с проводником».

Первоначально гонцы скакали без смены от исходного пункта до Москвы. Но уже в 30-х годах XVII века вестовщики из удаленных городов, таких, как Елец, Курск, Воронеж, стали ездить только до Тулы. А еще через десять лет посыльные сменялись на всех ямах, где были вестовые станицы. К этому времени редкий гонец проезжал более 150 верст, лошадей же они меняли через каждые 70—80 верст.

Продолжение ...

Контакты
an image

Уральский центр частных коллекций

620075 Екатеринбург, ул. Красноармейская, 10, Бизнес-центр Антей.
E-mail: Данный адрес e-mail защищен от спам-ботов, Вам необходимо включить Javascript для его просмотра.
 
 
 
 


Разновидности первой русской двухкопеечной марки

В первые годы после введения почтовых марок в России определенные трудности испытывались из-за отсутствия знаков почтовой оплаты малых достоинств — ниже 10 копеек. Для писем городской почты в Санкт-Петербурге, Москве и Варшаве употреблялись штемпельные конверты с отпечатанными на них круглыми штемпелями: «За письмо 5 к. с. (5 копеек серебром. — К. Б.), за конверт 1 к. с». Тиражи таких конвертов были небольшими и приобрести их в конце пятидесятых и в шестидесятых годах было не так просто. Сохранившиеся до нашего времени конверты городских почт давно уже стали филателистическими редкостями, особенно конверты Московской городской почты.

Отсутствие в обращении марок малого достоинства затрудняло оплату пересылки бандеролей, особенно мелких, отправляемых отдельными гражданами и владельцами небольших книжных лавок.

Первая малономинальная почтовая марка общегосударственной почты — достоинством 6 копеек — была выпущена в январе 1863 года. Эта марка имела специальное назначение: она предназначалась для оплаты бандерольных отправлений на восток — из России на пароходах Российского общества пароходства и торговли в турецкие портовые города на побережье Черного и Средиземного морей.

В июле того же года для писем городской почты Санкт-Петербурга и Москвы была издана марка 5-копеечного достоинства. И только год спустя для обращения по всей территории империи были выпущены двухцветные марки достоинством в 1, 3 и 5 копеек.

В сочетании друг с другом эти марки позволяли франкировать почтовые отправления при любой стоимости пересылки.

В 1869 году для бандеролей был установлен новый тариф — 2 копейки за каждые ¾ лота их веса. Мелкие бандероли, преимущественно газеты, приходилось оклеивать двумя однокопеечными марками, что вызывало справедливые нарекания отправителей корреспонденции и почтовых служащих. В министерство внутренних дел, в ведении которого находилось все почтовое дело в стране, стали поступать многочисленные предложения и просьбы об ускорении выпуска марок 2-копеечного достоинства.

Однако такая марка появилась только в июне 1875 года. Рисунок ее тождествен ранее изданным маркам в 1, 3 и 5 копеек и отличается от них другим номиналом и фоном, состоящим из мелких арабских и римских цифр 2 и II. Автором рисунка был гравер Экспедиции заготовления государственных бумаг Франц Кеплер, ранее создавший проект и окончательный рисунок первой русской марки.

Как и другие русские марки того времени, новая марка была двухцветной — черная на красном фоне. Цвет фона имеет значительную гамму оттенков — от темно-красного до бледно-розового. Отпечатана марка была на бумаге с водяным знаком «световые полоски» (верже), принятой с 1866 года для изготовления на ней всех почтовых марок общегосударственного обращения. Основная часть тиража марки отпечатана на бумаге с горизонтальными полосками, меньшая часть — на бумаге с вертикальными полосками.

Чрезвычайно редки известные только в гашеном виде разновидности марки в беззубцовом исполнении и с перевернутым фоном, на котором в нижней части марки виден белый силуэт короны. Марка с перевернутым фоном впервые была описана в 1896 году бельгийским торговцем, знатоком и исследователем русских почтовых марок Я. Моенсом в издаваемом им журнале «Le Timbre Poste» (№ 404).

Впоследствии экземпляр такой марки с гашением С.-Петербург (рис. 1) был приобретен известным русским филателистом А. К. Фаберже и хранился в его коллекции до 1939 года. Недавно экземпляр марки с перевернутым фоном (тот ли, который находился в коллекции Фаберже или другой, — установить не удалось) был продан на одном зарубежном аукционе за весьма высокую цену (свыше 2000 долларов).

Следует отметить, что в «Каталоге почтовых марок и цельных вещей» под редакцией Ф. Чучина, изданном в 1928 году, ошибочно указана негашеная 2-копеечная марка с перевернутым фоном. Как правильно отмечалось в более ранних изданиях того же каталога, такая марка известна только в гашеном виде.

Составители изданного в 1964 году филателистическим объединением общества «Франция — СССР» подробного каталога почтовых марок Русской империи отмечают еще одну редкую разновидность 2-копеечной марки 1875 года — со сквозной печатью рисунка (абкляч). Однако против этой разновидности составители поставили вопросительный знак, означающий сомнение в ее существовании. Советским коллекционерам эта разновидность также неизвестна.

Наряду с отмеченными редчайшими разновидностями существует большое количество часто встречающихся разновидностей рассматриваемой 2-копеечной марки. Последние более доступны для средних коллекционеров и могут представить несомненный интерес для филателистов, собирающих специализированные коллекции старых русских марок.

Остановимся на разновидностях, ранее описанных в литературе.

В каталоге общества «Франция — СССР» под номером 18d значится марка, отпечатанная на бумаге с более узкими расстояниями между полосками (25—30 линий вместо 13), которые хорошо просматриваются в бензине.

 

марки 2 коп

Рис. 1

Рис. 2

Рис. 3

 

Другая разновидность, отмеченная составителями того же каталога, заключается в деформациях рисунков цифры 2 в двух шестиугольниках фона, расположенных справа от орнамента, находящегося на правой стороне овала. В одном шестиугольнике хвостик цифры 2 удлинен и соприкасается с рамкой шестиугольника; в другом — справа от цифры 2 расположена белая точка (рис. 2). В более увеличенном виде указанные детали изображены на рис. 3. Эти разновидности, по данным составителей каталога, повторяются шесть раз в каждой четверти листа марок — на 5, 6, 11, 15, 18 и 22-й марках (рис. 4).

Кроме приведенных выше., имеются и другие разновидности первой русской 2-копеечной марки, которые удалось выявить в последнее время.

Несколько месяцев назад московский филателист А. А. Шведов, показывая свою коллекцию русских марок, обратил внимание автора статьи на марку, в верхнем правом угловом кружке которой имелась «разбитая» у начала основания цифра 2 (рис. 5). Нас заинтересовала эта «двойка». При последующем просмотре других московских коллекций было обнаружено еще несколько «разбитых двоек», а вскоре нам удалось приобрести такую марку для своего собрания (она воспроизведена на рис. 5).

 

Рис. 4

Рис. 5

Рис. 6

Рис. 7

Рис. 8

 

Одновременно мы обратили внимание на встречающуюся в том же верхнем правом кружке марки другую деформацию цифры 2 — отсутствие на ее основании левого нижнего выступа (рис. 6). Марки с такой деформацией цифры встречаются значительно чаще, чем с «разбитой двойкой».

При рассмотрении воспроизводимых в увеличенном виде марок (рис. 2, 5 и 6) нетрудно установить, что вторая и третья разновидности значительно заметнее и более наглядны, чем первая разновидность в шестиугольниках фона, выявленная ранее французскими исследователями.

Предстояло установить, что представляют собой вновь выявленные и показанные на рис. 5 и 6 разновидности: результат износа (или поломки) клише или деформации, присущие первоначальному клише. Иными словами, встречаются ли эти разновидности только на части тиража или они имеются во всем тираже и повторяются во всех листах на определенных марках. Чтобы ответить на этот вопрос, надо было исследовать целые листы марок, имеющиеся только в музейных фондах.

Ознакомившись с музейными фондами, автор статьи установил, что типографией Экспедиции заготовления государственных бумаг были сделаны два клише для печатания листов 2-копеечных марок. Сохранились отпечатанные с этих клише первые листы по 100 марок, принятые в качестве эталонов для печати.

На первом листе все его четыре четверти абсолютно тождественны друг другу. На этом листе марка с «разбитой двойкой» встречается один раз в каждой четверти, состоящей из 25 марок. Это — 14-е марки в четвертях листа (рис. 7, Р). На том же листе в каждой его четверти было обнаружено по 7 марок с деформированным основанием двойки в верхнем правом кружке. Это — 4, 5, 8, 10, 19, 20 и 21-е марки (рис. 7, Д).

На втором листе оттиски марок в разных четвертях не тождественны. Следовательно, разновидность марки на одной четверти листа не повторяется у соответствующих марок в других четвертях. В этом листе марки с «разбитой двойкой» вовсе не оказалось. Марки с деформированным основанием двойки в верхнем правом кружке встретились 5 раз. Это — 3, 33, 44, 48 и 52-я марки в листе (рис. 8, П). На этом же листе были обнаружены еще две, ранее нам неизвестные разновидности. 95-я марка в листе (рис. 8, Л) имела также деформацию основания двойки, но только не в правом, а в левом верхнем кружке, а 59-я марка — две таких деформации: одну в левом, другую в правом верхнем кружках (рис. 8, ЛП).

Результаты исследования листов позволяют сделать заключение, что описанные нами разновидности начертания цифры 2 в угловых кружках свойственны всему тиражу марок от самых первых листов, вышедших с печатного станка. Следовательно, рассмотренные нами разновидности нельзя считать случайным полиграфическим браком. Вместе с тем можно сделать вывод и о степени редкости этих разновидностей.

Наиболее редкими следует считать марки с деформированными основаниями двух двоек — в левом и правом верхних кружках, а также марки с такой же ошибкой только в левом верхнем кружке.

Следующими по редкости идут марки с «разбитой двойкой» в правом верхнем кружке.

И наконец, чаще всего встречаются марки с деформированным основанием двойки в правом верхнем кружке.

Не исключено, что наше описание не исчерпывает всех разновидностей 2-копеечной марки выпуска 1875 года. Для филателистов-исследователей она оказалась исключительно интересной. Дальнейшие поиски могут привести к обнаружению новых разновидностей.

Представляет интерес подвергнуть аналогичному исследованию близкие по рисункам и исполнению двухцветные марки достоинством в 1, 3 и 5 копеек, выпускавшиеся в 1864, 1865 и 1866 годах.

К. Бернгард