an image
Поиск
Это интересно

Марки - шпионы

В горы первой мировой войны англичане подделали две стандартные немецкие марки в 10 и 15 пфеннигов, отпечатав их не специальной бумаге, и снабдили ими своих агентов в Германии. Переписка выглядела совершенно невинно: письма пересылали через нейтральные страны в конвертах с этими поддельными марками. По прибытии в Англию марку снимали с конверта, соответствующим образом обрабатывали, и тогда на оборотной стороне ее проступал текст, написанный английским разведчиком.

Анонс

Загадочная надпечатка

Скажи мне кто-нибудь еще полгода назад, что эта серия способна поставить исследователя в тупик, я бы, наверное, только усмехнулся. Одна из самых известных, самых популярных, самых распространенных серий РСФСР — и какие-то «неразгаданные тайны»?!

Но вот они лежат передо мною — все десять надпечаток,— и я, как ни печально в этом признаваться, не в силах ответить на простейший вопрос: почему же они изданы?

...В середине февраля 1922 года в почтовых окошках появились марки с черными и красными надпечатками высоких номиналов в 5000 и 10.000 рублей. Их с особым интересом встретили филателисты – надпечатки как бы продлевали почтовую жизнь популярного среди коллекционеров выпуска советских марок.

Выпуску этому в свое время поразительно не повезло. Не успели 10 августа 1921 года появиться на свет пять его оригинальных марок в 1, 2, 5, 20 и 40 рублей, как уже через несколько дней... увеличились почтовые тарифы. И не как-нибудь, а в десятки раз! Пересылка даже простого письма (не говоря уже о заказной корреспонденции) вместо 5 рублей стала оплачиваться марками на сумму... в 250 рублей! Где уж тут справиться выпуску 1921 года с его невысокими номиналами. И марки сами по себе потихоньку исчезли из обращения. А основные запасы их так и остались в почтовом ведомстве неизрасходованными... И вот в феврале1922г. Этот выпуск вновь возвращался к жизни с помощью надпечаток

Но почему марки снабдили номиналами в 5000 и 10.000 рублей?

Как сообщалось в печати, новые знаки поступили в обращение в связи с Постановлением Совнаркома РСФСР о повышении с 1 февраля 1922 г. почтовых тарифов.

Тарифы эти выглядели несколько необычно. Падал курс бумажного рубля. Поэтому тарифы постоянно корректировали — учитывали меняющуюся себестоимость пересылки корреспонденции. Естественно, новые тарифы выражались в условных единицах — в копейках так называемого «довоенного» рубля, а затем сообщался курс его перевода в советские денежные знаки. Курс бумажных купюр мог меняться отныне сколь угодно часто, а тарифы оставались бы неизменными. На февраль Наркомпочтель сообщил стоимость довоенного рубля — 150000 рублей дензнаками.

И здесь начиналось непонятное.

По новым тарифам пересылка иногороднего письма стоила 5, а дополнительный сбор за отправление его заказным —10 копеек. Нехитрый арифметический подсчет приводил к неожиданным результатам: пересылка простого письма равнялась 7500 руб. и заказного — 22 500 руб.

Но при чем же тут красные и черные надпечатки в 5000 и 10 000 руб., которые издавались в обеспечение именно этих тарифов?! Может быть, они предназначены для других видов отправлений, скажем, бандеролей?

Еще раз внимательно проглядываю расценки... Нет, номиналы 5000 и 10 000 руб. не требуются ни для какого вида корреспонденции. Возможно, надпечатки — случайный выпуск? Не подскажут ли что-нибудь тиражи?

Увы, тираж надпечаток — около 8 миллионов экземпляров — начисто исключает случайность; такими тиражами марки могли издаваться только для определенной цели. Но какой? Ответа не было...

Однажды, перелистывая газету «Известия ВЦИК» за 1922 г., в номере от 1 марта я обнаружил письмо в редакцию, в котором некто Генн. Упоров жаловался: в 17-м почтовом отделении Москвы неправильно взыскали плату за пересылку иногороднего письма — 7500 руб., тогда как следовало, по его мнению, только 5000 руб.

Цифра «5000» заинтересовала. Чем же подкреплял Генн. Упоров свою точку зрения? Он писал:

«В Постановлении Совета Народных Комиссаров об изменении тарифов почтово-телеграфного ведомства... сказано:

«2. Взимание платы производить по тарифам, установленным Наркомпочтелем на каждую четверть года, согласно курса довоенного рубля на первый месяц наступившей четверти года».

Первый месяц настоящей четверти года — январь. Наркомфин опубликовал январский курс в 100.000 руб.

Иногороднее письмо... стоит 5 коп. золотом, то есть 5000 руб. бумажными деньгами. В почтовых же отделениях... берут 7.500 руб., то есть исходят ... из февральского курса рубля. Следовало бы предложить Наркомпочтелю точно руководствоваться декретом».

Да, читатель оказался прав: действительно в Постановлении Совнаркома о новых тарифах идет речь о переводе довоенных рублей в совзнаки по курсу первого месяца текущей четверти года.

Продолжение ...

Анонс

Филателистический кружок. Примерная учебная программа

В течение учебного года в кружке проводится 12 обычных лекций и последняя, заключительная. Лекционный материал мы предлагаем распределить следующим образом:

I лекция:

1. Вступительное слово о задачах и целях кружка.

2. Сущность и значение филателии.

3. Краткие сведения об истории почтовых марок, о начале и раз витии филателии.

4. Начало и расцвет болгарской филателии.

II лекция:

1. Значение почтовой марки и массовой филателии в нашей стране.

2. Виды почтовых марок и классификация их.

3. Тематика и сюжеты наших почтовых марок, поводы для их изданий, конкурсы на лучшие проекты марок.

III лекция:

1. Изготовление почтовых марок.

2. Виды печати.

3. Качественное различие марок.

4. Коллекционирование почтовых марок, их подбор.

Продолжение ...

Информация

Крымские новости

http://www.hobby-group.ru- Компания «Старая Коллекция»  осуществляет комплектование коллекций и оказывает консультационные услуги. Мы предлагаем широкий ассортимент товаров по филателии, филокартии, фотографии и документам.

Испания

Контакты
an image

Уральский центр частных коллекций

620075 Екатеринбург, ул. Красноармейская, 10, Бизнес-центр Антей.
E-mail: Данный адрес e-mail защищен от спам-ботов, Вам необходимо включить Javascript для его просмотра.
 
 
 
 


Почтовая марка как предмет изобразительного искусства

ДЕКОРАТИВНОСТЬ, «РАМА» И «КАРТИНА»

Маленькая почтовая марка чрезвычайно сложна по своей художественной структуре. В самом деле: она является единством предметно-декоративного и информационно-изобразительного начала; единством «рамы» и «картины»; текста и сюжета; орнамента и эпоса; полиграфии и графики; функции и искусства; наконец, эстетики и художественности. «Образ» почтовой марки сложный, противоречивый. И столь же сложны, противоречивы ее форма и содержание, их единство в филателистической графике.

Примирение этих противоречий, поиски единства предметной формы и изобразительного содержания в марке — важнейшая и интереснейшая задача для художника-графика. Такого рода единство может быть названо декоративностью (конечно, достаточно приблизительно). Итак, декоративность — единство, общность предметного, орнаментального и собственно изобразительного, образно наглядного украшения и «оформления» с сюжетом и «иллюстрацией», а не только декор, орнамент, обрамление. Если, скажем, в книге ее оформление, рисунки-иллюстрации бытуют более или менее раздельно, то в почтовой марке они практически неразрывны, так как связаны самым тесным образом друг с другом как стилем и композицией, так и материальными границами единичной миниатюрной плоскости.

Сказанное не означает, что декоративность присутствует только в марках-одиночках. Она должна быть и в серии. И в любом случае единство должно быть живым и естественным, а не эклектическим смешением разнородных приемов. Это единство должно стать «стилем», искусством. Прекрасный пример декоративного синтеза как в отдельных марках, так и во всей крупноформатной серии из 6-ти марок — 10-летие канала им. Москвы художника В. Завьялова, 1947 г. В этой серии — тонкая и точная игра повторяющихся и неповторяющихся элементов: вертикальная карта, флаг, горизонтальные виды гидротехнических сооружений.

Более непосредственно, да и более понятно, декоративность выступает как знакомое любому филателисту единство, сочетание «рамы» и «картины». Нетрудно показать, что в любом случае мы имеем дело с одной и той же стилевой схемой: орнаментальное обрамление и номинал по краям; изобразительный материал: портрет, пейзаж — посредине.

Эта схема может варьироваться до бесконечности.

Рама — от сложного, пышного декора, заполняющего временами все рабочее поле марки, до тонкой полоски, простого края прямоугольника, до полного отсутствия рамки, тогда ее роль играют зубцы, перфорация.

Картина — от простейших шрифтовых, цифровых, знаковых символов, почтовых рожков, гербов до подробнейших и детальнейших репродукций с произведений станковой живописи, самых настоящих крупноформатных марок-картин. Основная схема «рама-картина» может усложняться. Тогда на марке появляются несколько рам, медальоны, картуши, свитки, несколько картин — портрет, сцена, памятник, соподчиненных как декоративно и орнаментально, так и изобразительно. Типовой характер схемы не означает ее однообразия, так же как и любое ее усложнение не обязательно связано со зрительным богатством.

Блоки марок также повторяют классическую схему. Интересно, что роль рамки обычно играет сам блок, его рисунок, а роль картинки — воспроизведенная, повторенная на нем марка или несколько марок.

Всего нашими художниками-марочниками выпущено свыше 30 блоков. Но, к сожалению, большинство из них портит как раз это непонимание элементарного закона контраста между «рамкой» (блоком) и «картинкой» (марками). В результате большинство наших блоков грубы и аляповаты. Там же, где этот контраст — декорации и рисунка, рамы и портрета, контура и цвета— учитывается, там наши наибольшие «блочные» удачи, даже несмотря на их простоту, например, блоки №№ 1179, 1180, 1181 и особенно ленинский блок № 3160 худ. И. Дубасова, 1964 г.

То же можно сказать и о марках с купоном. Купон — как бы своеобразная «рама» к собственно марке, в которой тем самым «картина» как бы усиливается. Поэтому такого рода марку не следует перегружать украшениями, а в купон не следует вводить явно изобразительный материал. Положительные примеры— марки с купоном №№ 1439, 2217, 2843. Отрицательные примеры — марки с купоном №№ 2590, 2712, 2714. Приведенные примеры — нехитрые, но убедительные. Они наглядно говорят об огромном значении, о «силе» простейших законов восприятия, композиции, «пятна». Не знать или игнорировать их — значит, окончательно погубить или непоправимо испортить самую яркую выдумку, самую добросовестную работу.

То или иное частное, конкретное единство декоративного и изобразительного, рамы и картины зависит от многих факторов. Законы такого единства, такой «декоративности», ни в коем случае не следует понимать догматически, но лишь как общую тенденцию. Талант и вкус художника-марочника, его знания, мастерство, наконец, его любовь к филателистической миниатюре подскажут ему каждый раз, как необходимо поступить в том или ином творческом случае. Мы здесь можем отметить лишь самое общее, да и то в приблизительной, нестрогой форме.

Так, например, меньшая по размеру марка более декоративна, чем крупная, а тем более — блок. То же можно сказать о марках треугольных, квадратных, ромбических. Усиливает декоративность и применение специальных полиграфических средств — печать на алюминиевой фольге, рельеф, золото и серебро, лак. Символика, конечно, более декоративна, чем изображение жизни «в формах самой жизни». А внутри символического более декоративны его низшие формы — например, условные знаки и эмблемы (в противоположность более высоким формам иносказания — олицетворению и аллегории, т. е. изображениям фигур и сцен). Нечего и говорить, что орнамент, украшение декоративней, чем «картина», информация. А более условный язык графики в общем случае декоративней, чем более живописные приемы рисования. Мемориальная марка естественно тяготеет к декоративности, художественно-репродукционная — к изобразительности, вплоть до фотографии. Серия более декоративна, монументальна и мемориальна, чем марка-одиночка. В свою очередь стандартная почтовая марка более декоративна и менее изобразительна, чем юбилейная марка, а тем более блок. В то же время декорация, оформление марки юбилейной, мемориальной, с купоном и т. д. может быть пышнее, богаче, чем у более скромного и обыденного стандарта. То же относится и к надписям: хотя текст с указанием номинала, вида почты, названия страны более декоративен (в смысле функциональном), чем текст мемориальный, лозунговый, изречение, стихи, но этот последний может быть праздничней, подарочней, декоративней (уже в смысле эстетическом). Чем ближе, чем неотрывней графика и полиграфия друг от друга, тем марка опять-таки декоративнее.

Наконец, различие может быть и в самих сюжетах, изобразительном эпосе. Ясно, что такие сюжеты, как цветы, звери, самоцветы, произведения декоративного искусства — декоративны, радостны по самой своей природе. То же самое относится и к живописи — пейзажной, красочной — в отличие от социально-психологических тематических полотен и монохромных картин.

Как видим, поле для фантазии, а главное вкуса художника-марочника, священного чувства стиля, гармонии, меры — более чем достаточное. Посмотрите, например, как тонко, как умно и в то же время просто, изящно осуществлено соединение, сцепление декоративного и изобразительного, функции и красоты в первой советской марке Р. Зарриньша и П. С. Ксидиаса, первом стандартном выпуске РСФСР (с Рабочим и Красноармейцем И. Д. Шадра), ленинской марке И. Дубасова 1924 г., серии дирижаблей В. Завьялова 1934 г. или из более поздних примеров — в ленинской серии 1962 г. (В. Завьялов и И. Дубасов), Антарктиде 1963 г. (худ. Е. Анискин), Арктике и Антарктиде 1965 г. (худ. Ю. Ряховский) с весьма удачными горизонтальными парами.

В то же время в рисунке советской почтовой марки сложилась своеобразная стилевая традиция чисто механического, случайного соединения «рамки» и «картинки», орнаментальной перегрузки и детализирующей пестроты. Правда, в последние годы такого рода «синтез» декоративных излишеств и натуралистических перерисовок несколько потерял свои позиции. Появились кое-какие условности, иногда даже композиционная сдержанность. Но общего облегчения, упрощения почтовой марки все-таки не произошло, так как на смену старым, уходящим «архитектурным» излишествам пришли излишества новые, «современные», на этот раз полиграфические...

Особенно удручающее впечатление с этой стилевой и декоративной стороны производят наши бесчисленные космические серии. Марок и блоков, купонов и надпечаток выпущено немало, но их художественные, эстетические качества, как правило, весьма посредственные. Соединить почтовую марку со звездным небом, космонавтику — с символикой, создать обобщающий, героический образ человека — покорителя космоса, показать нашу могучую и разумную космическую технику не детально, не натуралистически, но резкими, свободными штрихами, а главное, соединить, срастить все это цветом, композицией, рисунком в изящную и строгую, крепкую как конструкция, высококачественную миниатюру — эта задача оказалась явно не под силу ни зрительной фантазии, ни стилевому вкусу наших художников-филателистов. Результат: вялые перерисовки с фотографий, длинные и утомительные надписи, нигде и никогда не существовавшие ракеты и неизменные синие, фиолетовые и другие темные фоны. А ведь, казалось бы, общеизвестно, что вопрос стиля, единства формы и содержания, стилистики и идейности в искусстве — главный, решающий. И что решение этого вопроса на крошечной графической площадке — удивительной почтовой марки — невозможно, немыслимо без ее декоративности, т. е. без единства, синтеза, ее предметной декорации с ее одухотворенным очеловеченным изображением. (Особенно хаотическое, неприятное впечатление производит марка № 2665 на алюминиевой фольге, где похожие на часовые шестеренки «звезды» производят не декоративное, но скорее «абстрактно-экспрессионистское» впечатление...).

Особым видом декоративности является «сцепка» марок.

В последние годы сцепка в нашей филателистической графике применялась неоднократно. Художественная «трудность» этой формы в том, что целостное зрительное и изобразительное впечатление должны создавать не только сама сцепка (блок) в целом, но и каждый из

ее сюжетов (марок) в отдельности. Именно этого и не получилось в блоке из 6-ти марок 3130 и 3130-А (1964). Наоборот «День космонавтики» (1963), В. Ф. Быковский и В. В. Терешкова (1963), Арктика и Антарктика 1965 и 1966 гг., наконец, большая горизонтальная сцепка из 6-ти марок «Коммунизм утверждает на земле Мир, Труд, Свободу, Равенство, Братство, Счастье всех народов» (1963) — примеры удачных, продуманных решений.

СИМВОЛИКА, УСЛОВНЫЙ ЗНАК, ЭМБЛЕМА, ОЛИЦЕТВОРЕНИЕ, АЛЛЕГОРИЯ, ОБРАЗ-СИМВОЛ

Продолжаем наше теоретическое путешествие в эстетические и художественные глубины почтовой марки. Главным образом — советской.

Мы уже упоминали, что единство формы и содержания, декорации и информации, текста и сюжета на почтовой марке является ничем иным, как ее образностью. Причем образностью сложной, противоречивой, как это, впрочем, вообще характерно для функционального искусства. Для дальнейшего понимания и описания природы этой образности полезно использовать понятие, категорию символического, символики в почтовой марке. Дело в том, что любое изображение на марке (даже если оно избегает традиционных форм иносказания) является символом, то есть не только зрительным обобщением, но и смысловым знаком. Символика охватывает как «рамку», так и «картинку»; больше того — символично на марке не только собственно изображение, но и вся почтовая миниатюра в целом выступает как символ — денежный, полиграфический, как символ-предмет. Говоря о символике и фантастике, не следует однако отождествлять, путать ее с «символизмом», «романтизмом». (А не символическое, то есть бытовое, документальное, словом, «правдоподобное» изображение в свою очередь не следует, нельзя рассматривать как только и обязательно «реализм» или «натурализм»).

Символика — извечный язык искусства. Ее возраст — древнее изобретения письменности, иероглифов, а, может быть, и древнее наиболее ранних форм мифологии. Исторически символика была всегда связана с фантастикой, стилизацией, декоративностью, эпосом. Ее сегодняшняя сфера — монументально-декоративная и функциональная живопись и скульптура, плакат, оформление книги, иллюстрация к сказке и научной фантастике, реклама, праздничное оформление. И, конечно, обширное царство значков и монет, орденов и медалей, гербов, флагов, знаков различия и других декоративно-прикладных «сигналов». Так что знание и понимание символики, любовь к ней, к исследованию ее древнего и не всегда понятного языка объединяют коллекционеров самых различных специализаций.

Современное искусствоведение, опираясь на новый свой раздел — семиотику, пытается создать единую «языковую» теорию всех видов изображения. Мы будем здесь придерживаться традиционного представления о символике, понимая под этим только такое изображение, при котором оно выступает одновременно и как чувственно-наглядный образ, и как семантически-понятный знак. Словом, речь пойдет о следующей лестнице эстетического и художественного: условный знак, эмблема, олицетворение, аллегория, образ-символ. «До» условного знака стоит шрифт, буква, цифра. «После» образа-символа — предметно-фигурное «правдоподобное» изображение обычного типа. На отдельных сериях почтовых марок, например, на семи сюжетах, выпущенных в 1927 г. к 10-летию Великой Октябрьской социалистической революции, можно найти едва ли не все виды графической символики одновременно. На марках же одиночках каждый из символических мотивов встречается чаще всего также в одиночку.

Марка и символ — неразрывны. Это тем более важно подчеркнуть, что в нашей почтовой марке символическая образность все еще недооценивается или понимается не как живая и современная, но архаическая и «цитатная» форма. Между тем особые наглядные и информационные возможности символа, малая графическая площадь почтовой марки, ее функциональная природа знака почтовой оплаты и представительницы определенного государства; общее стремление филателистической графики к максимальной сжатости, предельной лаконичности своего выразительного и изобразительного языка; условность (а значит, и «знаковость») такого стилистического языка, извечная образно-художественная связь декора и эпоса с символикой, тесная связь символики со шрифтом и текстом, композиционные и сюжетные требования серии, даже близость, родство марки к штемпельной символике — все это заставляет марку постоянно обращаться к броскому и впечатляющему, однозначному и «плакатному» символическому языку. И не только использовать уже готовую, «обкатанную» символику, но и самой создать новую, постоянно и энергично пополнять, обогащать международный, интернациональный, общепонятный язык.

Характерные периоды обновления, ломки символического языка — революция, рождение нового государства и нового мировоззрения. Основные символы нашей социалистической государственности и коммунистической партийности — красный флаг, красная пятиконечная звезда, серп и молот, гербы РСФСР и СССР, обобщенные образы трудящихся, пионерский и комсомольский значки и другие символы родились в огне Великого Октября и Гражданской войны, в первые годы Советской власти, в незабываемые двадцатые годы... Герб РСФСР, по рисунку скульптора Н. А. Андреева, как известно, был лично утвержден В. И. Лениным.

Условный знак. Обозначение номинала, наименование страны, такие слова, как «почта» и «авиапочта», можно рассматривать в силу их привычности и «нечитаемости» уже не как тексты, но как своеобразные условные знаки. Различного рода графики, диаграммы и схемы также можно рассматривать как условные знаки или, по крайней мере, как особые, условные же, формы наглядности. Условные знаки — непременная составная часть различных эмблем — «слова», из которых складываются гербы, ордена и т. д. Условными знаками являются, например, нотные знаки, на марках, посвященных композиторам и музыке, тексты, написанные азбукой Морзе на сюжетах, посвященных радиосвязи, тексты, написанные азбукой для слепых на известной советской марке 1959 г., посвященной Луи Брайлю. То же можно сказать о текстах, написанных не на «государственном» языке марки, а, например, на эсперанто, европейских языках, языках национальных республик. (См. наши выпуски 1926 и 1927 гг., посвященные эсперантистам, и многоязычную серию того же 1927 г., выпущенную к 10-летию Октябрьской революции).

Географические карты и земной глобус, особенно часто встречающийся на марках-эмблемах всевозможных международных организаций, — особая форма начертательной наглядности, также выполняющая роль условного знака. В первый раз карта нашей Родины появилась на исполненной худ. Н. Тырсой 14-копеечной марке из уже упоминавшейся юбилейной серии 1927 г. Особенно нужны и удачны карты на «географических» сюжетах и сериях — Арктика и Антарктика, плавания В. И. Беринга, С, И. Дежнева, Ф. Ф. Беллинсгаузена и М. П. Лазарева, перелеты В. П. Чкалова и М. М. Громова. Вместе с тем художники географические проекции знают слабо, их фантазия не поднимается даже до границ современной картографии. Отсюда — целое море однообразных спецгашений с расчерченной сеткой долгот и широт «репкой» земного шара.

Условными знаками являются, конечно, и различные электротехнические и радиотехнические схемы, например, на одном из сюжетов в посвященной А. С. Попову серии 1945 г. Красный крест и красный полумесяц, главным образом на благотворительных марках, тоже скорее условные знаки, чем эмблемы. Наиболее часто встречающийся пример условного знака на современной марке — изображение самолета, дирижабля, вертолета, воздушного шара, символизирующее авиапочту. Физико-математическая формула также условный знак. Мы ее видим на марках, посвященных Н. Е. Жуковскому, подъемная сила крыла самолета, СССР, Максу Планту, постоянная Планка, квант действия, ГДР. На марке могут быть помещены и химические формулы — как молекулярные, так и структурные. Вместе с тем необходимо отметить, что наши графики-марочники плохо знают, мало используют обширный, интересный и богатый язык условных знаков — современных и древних. А жаль! Почтовая марка, филателистическая серия — благодарное, удобное поле для помещения всевозможных астрономических, метеорологических, физических, химических, машиностроительных, даже корректурных условных знаков, хотя бы в целях информационных, учебных.

Язык современных условных знаков — богатый, красивый, нужный. Информационно он — непременная принадлежность науки и техники, их понятий и прогресса, всей «кибернетической» культуры 20-го столетия, общедоступный и интернациональный язык самых различных сторон быта, связи, транспорта, торговли, педагогики, спорта, медицины. Художественно он неразрывно связан с условностью графики, стилизацией.

Одним из первых удачных применений условных знаков в советской почтовой марке были диаграмма роста выплавки чугуна на одной из марок индустриальной серии, посвященной первой пятилетке, худ. А. Волков, 1929 г. и таблица химических элементов на двух сюжетах серии, посвященной Д. И. Менделееву, худ. В. Завьялов, 1934 г. Но любители и ценители почтовой марки ждут от наших художников-марочников новых решений и новых достижений в этой самой «низшей» и наиболее утилитарной сфере символики.

Э. Вальдман