an image
Поиск
Это интересно

В честь создателя гимна

В 1852 году в Коста-Рике, которая лишь незадолго до этого обрела независимость, ожидался приезд представителей английского правительства. В самый последний момент вспомнили, что отсутствует коста-риканский национальный гимн. Тогда главнокомандующий коста-риканской армии генерал Мора вызвал главного капельмейстера Мануэли Гутьероса и приказал ему немедленно написать гимн. Бедный дирижер от ужаса не знал, куда деться. Но приказ есть приказ.

Тщетно просидел он последние ночи — ведь он был специалистом по грустным народным мелодиям, а писать марши не умел.

Перед самым приездом генерал пригрозил Гутьеросу суровым наказанием... И за десять минут до встречи дирижер продиктовал оркестру незатейливый апофеоз своего бессилия... Тем не менее, в его честь, как создателя национального гимна, была выпущена в 1923 году специальная марка, где Гутьероса изобразили с огромной бриллиантовой звездой на груди, увенчанным лавровым венком.

Анонс

Метрополитену посвященные

Первая серия советских почтовых марок, посвященная строительству Московскою метрополитена, вышла в свет в феврале 1935 года. Эта серия, ставшая теперь филателистической редкостью, до сих пор остается одной из лучших по выразительности и разнообразию сюжетов.

В серии четыре марки, созданных художником И. Соколовым. На первой, оранжевого цвета, достоинством в 5 копеек, изображено строительства тоннеля. Сюжет этой марки заимствован художником с фотографии Л. Великжанина, опубликованной в газете «Вечерняя Москва» 7 сентября 1933 года, На переднем плане — откатчик, который толкает вагонетку. Теперь о профессии откатчика стали забывать. Поезда с вагонетками тянут электровозы. Но в те времена о рудничных электровозах метростроевцы могли только мечтать.

Вторая марка — синего цвета, достоинством в 10 копеек. На ней изображен разрез станции метрополитена и интересный исторический документ перспективный план развития Московского метрополитена. Он напоминает схему ныне действующих линий, которая имеется в каждой вагоне метро. Но далеко не все совпадает в плане и схеме. В частности, ранее Центральный стадион было намечено возвести в Черкизове и проложить туда линию метро. Но Центральный стадион, как известно, был построен в Лужниках, и необходимость в Черкизовском радиусе метрополитена отпала. Если же сравнить общее количество радиусов и протяженность линий метро на старом и новом планах, то видно, что перспективный план сейчас перевыполнен. Построено Большое кольцо, не предусмотренное в 1935 году, а многие радиальные линии протянулись гораздо дальше, чем намечалось когда-то.

Третья марка — карминовая, достоинством в 15 копеек. На ней изображен поезд метро в тоннеле. Это — одна из редких почтовых миниатюр. Немногие коллекционеры имеют ее. Объясняется это тем, что пятнадцатикопеечные марки предназначались в то время для оплаты международной корреспонденции и издавались меньшими тиражами, чем почтовые знаки других номиналов.

Четвертая марка — зеленая достоинством в 20 копеек. Она большего формата, чем остальные. Она знакомит нас с проектом станции метро «Библиотека имени Ленина» (автор—архитектор А. И. Гонцкевич).

Марки этой серии отпечатаны на бумаге с водяным знаком «Ковер» способом фототипии.

Особый интерес для коллекционеров представляют конверты и открытки с этими марками, погашенными московскими штемпелями с датой 15 мая 1935 года. В этот день открылось регулярное движение поездов метро первой очереди.

Строительство второй очереди Московского метрополитена отметила серия из шести марок, изданных в ноябре 1938 года. Автор серии — художник С. А. Поманский.

На первой марке этой серии, лилового цвета, достоинством а 10 копеек, изображена станция метро «Маяковская» (автор—академик А. Н. Душкин). Станция отличается большими архитектурно-художественными достоинствами. Макет частя станций демонстрировался на международной выставке в Нью-Йорке и пользовался у посети гелей большим успехом, поэтому и тематическую коллекцию «Московский метрополитен.» можно включить и марку с изображением павильона СССР на этой выставке (№ 14 по каталогу ГФК). Станция знаменита еще и тем, что 6 ноября 1941 гола, когда враг стоял у самых стен нашей столицы, в подземном зале ее состоялось торжественное заседание представителей трудящихся Москвы, посвященное 24-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции.

На второй марке, темно-коричневого цвета, достоинством в 15 копеек, изображена станция метро «Сокол» (авторы проекта — архитекторы К. Н. и Ю. Н. Яковлевы). На третьей — черно-коричневого цвета, достоинством в 20 копеек, художник показывает станцию «Киевская», за архитектуру которой автору проекта академику Д. Н. Чечулину присуждена Государственная премия. Четвертая марка — лиловая, достоинством в 30 копеек. На ней изображение наземного вестибюля станции «Динамо» (автор проекта тоже Д. Н. Чечулин.)

Пятая марка — черно-коричневая, достоинством в 40 копеек, по сюжету отличается от остальных. На ней мы1 видим поезд метро в тоннеле.

На последней, шесток, почтовой миниатюре — коричневого цвета, достоинством в 50 копеек, изображена станция «Площадь Революции» (автор проекта —академик А. Н. Душкин). Украшена эта станция 80 бронзовыми скульптурами, созданными академиком М. Г. Манизером. Два из них («Красногвардеец» и «Крестьянин с винтовкой») отлично видны на марке.

Первая серия, посвященная метрополитену, вышла в свет до окончания строительства метро и сделана, в основном, по эскизам проектировщиков Метростроя (исключение — пятикопеечная марка). Серия, связанная со второй очередью, оформлена художником С. А. Поманским по собственным рисункам и фотографиям. Она отличается большим количеством мелких деталей, которые легко можно разглядеть на марках. Способ печати — фототипия.

Обилие деталей позволяет обнаружить ошибку в рисунке для 10-копеечной марки. Во время подготовки формы к печати негатив рисунка был перевернут, и марка представляет собой зеркальное изображение. Третий рельс (токопровод) прокладывается в тоннеле с левой стороны по ходу поезда, что хорошо видно, например, на 50-копеечной марке. На 40-колеечттоп же третий рельс с левой стороны тоннеля. Значит, либо фотограф снимал уходящий поезд, либо негатив при печати был перевернут. Первый вариант исключается, поскольку поездная бригада, лица которой видны на марке, всегда находится в головном вагоне. Следовательно, был перевернут негатив.

Московский метрополитен стал гордостью нашей столицы, одной из главных ее достопримечательностей. Поэтому среди выпусков марок, посвященных архитектуре Москвы, всегда можно найти почтовые миниатюры, имеющие отношение к метрополитену.

В июне 1937 года вышла в свет архитектурная серия, на восьми марках которой художник Н. Боров изобразил проекты новых зданий столицы. На 30-копеечном знаке почтовой оплаты — гостиница «Москва». Рассматривая эту марку через увеличительное стекло, можно заметить на углу здания, выходящем на улицу Горького, вход в станцию метро «Охотный ряд», а над ним букву «М» — символ Московского метрополитена. Значит, филателисты, работающие над тематической коллекцией «Московский метрополитен», могут смело помещать и эту марку в свои альбомы. Интересно, отметить, что автор почтовой миниатюры художник Н. Боров был одним из создателей проекта станции метро «Охотный ряд».

На одной из марок (серия вышла в марте 1939 года), посвященных реконструкции Москвы, изображен наземный вестибюль станции метро «Динамо». На ней отчетливо видны светильники оригинальной формы, установленные на балконе вестибюля. Сейчас вместо этих светильников стоят обыкновенные «шары», но изображение на марке — не вымысел художника Н. Шевердяева: точно такие же светильники на фотографии вестибюля, опубликованной в книге И. Катцена «Метро Москвы» (1947 год). Позднее они были сняты и заменены другими.

Московский метрополитен настолько органично вписался в архитектурный облик нашей столицы, что многие марки, посвященные архитектуре Москвы и не имеющие, казалось бы, непосредственного отношения к метрополитену, могут при внимательном изучении быть отнесены к этой теме.

Таковы еще три марки все той же серии 1939 года. На одной из них (20 коп.) — два вестибюля станции «Проспект Маркса» (в здании гостиницы «Москва» и в здании напротив Дома Союзов), а на второй (30 коп.) - два вестибюля станции «Библиотека имени Ленина» (в новом здании библиотеки и между новым и старым зданиями). Более отдаленное отношение к метрополитену имеет третья марка этой серии (80 коп): на одном из барельефов, украшающих здание речного вокзала, изображена станция метро «Киевская».

Следующая серия марок, посвященная Московскому метрополитену, издана в сентябре 1947 года, накануне празднования 800-летия столицы. В этой серии шесть миниатюр. На трех из них — станции метро третьей очереди: «Электрозаводская» (30 копеек, серо-коричневая), «Измайловская» (30 копеек, серо-синяя) и «Семеновская» (45 копеек, фиолетовая). На трех остальных художник В. Андреев нарисовал станции метро второй очереди: «Сокол» (15 копеек, коричневая), «Киевская» (60 копеек, красно-коричневая).

Таким образом, станции метро представлены на марках довольно полно. К сожалению, не нашли еще должного отражения в филателии трудовые подвиги строителей метро, замечательная техника, применяемая на строительстве и в эксплуатации метрополитена.

В серии марок, увидевшей свет в сентябре 1947 года и посвященной 800-летию Москвы, две марки (№№ 1206 и 1207 по каталогу ГФК) с изображением Казанского и Киевского вокзалов также можно включить в тематическую коллекцию «Московский метрополитен». На них виден вход на станции метро «Комсомольская» и «Киевская».

Продолжение ...

Контакты
an image

Уральский центр частных коллекций

620075 Екатеринбург, ул. Красноармейская, 10, Бизнес-центр Антей.
E-mail: Данный адрес e-mail защищен от спам-ботов, Вам необходимо включить Javascript для его просмотра.
 
 
 
 


Почтари везут куверты...

В начале XIX в. в связи с ростом населения и развитием торговли и промышленности особенно остро встал вопрос о реорганизации и усовершенствовании почтовой связи в России. С этой целью в конце 1830 года была произведена крупная реформа почтового дела, отменившая действовавшие до нее почтовые уставы, введенные еще Екатериной, II подвергая значительной реорганизации структуру почтового ведомства.

Однако по-прежнему очень плохо обстояло дело с внутригородской связью. Люди, проживающие в одном и том же городе, не могли обмениваться письмами друг с другом, так как городской почты а то время не существовало. Между тем нужда в такой почте возникла еще в конце XVIII века, особенно в крупных городах с большим населением.

Почтамт и почтовые конторы пересылали почту во всех тех направлениях, но которым существовали почтовые тракты, но внутри города жители должны были сами изыскивать способы передачи писем. Отсутствие городской почты в таких больших городах, как Петербург, Москва и Киев, ощущалось как крупное неудобство для населения, торговых фирм и предприятий и даже правительственных учреждений. Для разноски пакетов и писем внутри города в различных организациях содержались огромные штаты курьеров. Если богатые люди могли посылать с письмами по городу и па почту своих лакеев и дворовых людей, то большинство населения не имело такой возможности и пересылало письма друг другу с оказией. Такая «корреспонденция» шла медленно, часто пропадала в пути. Особенные неудобства ощущали жители окраин города, пригородов и дачных мест, куда почтальоны не доставлял даже иногородней корреспонденции и где не было никаких почтовых отделений.

Проекты об организации городской почты неоднократно поступали от частных лиц, но все они встречали отказ, Например, еще в 1828 году чиновник Министерства народного просвещения «коллежский советник, воспитательного общества благородных девиц эконом» С. Аллер подал петербургскому военному губернатору проект учреждения частной городской почты в Петербурге, указывая в своем прошении на крайнюю необходимость такого учреждения для столицы России.

По его проекту посредниками между корреспондентами должны быть «почтари», избранные главной конторой из среды хорошо проверенных извозчиков. За доставку корреспонденции Аллер предлагал следующую плату: за простое письмо доставлявшееся в течение шести часов, — 40 коп., за срочное, доставлявшееся в течение одного часа,— 80 коп., за письмо с оплаченным ответом — 1 рубль 20 копеек.

Тариф был явно не реален. Проект Аллера был отклонен.

Несмотря на большое обилие проектов и предложений об организации предпринимательской городской почты, почтовое ведомство, однако, долго не решалось организовать городскую почту из опасения, что она будет убыточна, К тому же не ясен был вопрос — организовать ли ее как филиал государственной почты на территории городов России или целиком сдать ее частным предпринимателям.

Наконец, в октябре 1830 голи Государственный Совет утвердил «Положение о заседании городской почты в С.-Петербурге», допустив ее лишь «в виде меры временной», для опыта, сроком на два года, Чтобы осуществить это решение, потребовалось еще более двух лет. Лишь 17 января 1833 года, развернув газету «С. Петербургские ведомости», жители столицы прочли в ней сообщение об открытии в Петербурге городской почты. Об этом же гласили и вывешенные па видных местах объявления, напечатанные на русском, немецком и французском языках.

Город был разделен на 17 округов с пунктами для приема корреспонденции. Такими пунктами служили мелочные лавочки, называвшиеся «приемными местами». В «Положении» указывалось, что мелочные лавочки предпочитаются другим местам, потому что они ежедневно бывают открыты и, кроме того, легко могут быть разысканы.

Действительно, мелочные лавки того времени . являлись своеобразными клубами для покупателей и просто посетителей. В них постоянно толпились слуги, извозчики, забегали курьеры и посыльные казенных учреждении, торговцы и ремесленники. Здесь они обменивались новостями, рассуждали о политике, неграмотные могли попросить лавочника прочесть или написать письмо.

Вначале в городе было открыто 45 приемных пунктов, а к маю следующего года их стало ужа 108. У входа в лавку висело объявление: «Прием писем на городскую почту № ...», а в лавке были вывешены «Правила для приемщиков писем и билетов на городскую почту».

Прежде чем опустить письмо в ящик, его предъявляли хозяину лавки, который взимал установленную плату в размере 20 копеек ассигнациями или пяти копеек серебром за каждое письмо, какого бы веса оно ни было. За пересылаемый билет (визитный, пригласительный и т.д.) взималось 10 копеек (2 1/2 коп. сер.). Лишь после этого в присутствии лавочника письмо или билет опускались в установленный здесь же ящик. По виду эти ящики резко отличались от современных почтовых ящиков, так как были произвольной формы и состояли из двух отделений: одно, закрытое на замок, предназначалось для опускания писем, а другое, открытое,— для хранения возвращаемых отправителям писем, адресаты которых не были разысканы.

Ежедневно в каждом округе два письмоносца (названных так в отличие от почтальонов, разносивших иногороднюю корреспонденцию) поочередно, три рана в день, обходили мелочные лавки, вскрывали ящики и забирали письма. Письма доставлялись в почтамт, в отделение городской почты, сортировались по округам и три раза в сутки — в 8 часов утра, в 1 час дня и в 6 часов вечера— разносились письмоносцами по адресам.

По истечении каждой педели приемщик почты (хозяин лавки) сдавал лист учета принятой корреспонденции и собранные им деньги за письма. Форма отчетности по денежным операциям в мелочных лавках носила весьма примитивный характер. Весь доход от пересылки корреспонденции распределялся следующим образом: с каждого рубля 10 копеек шло в пользу приемного пункта, т. е. лавочника, 20 копеек—письмоносцам за доставку и разноску писем по адресам, 20 копеек — чиновникам и служителям почтамта за их труды.

Очень скоро установилась явная выгода город-скоп почты. Вопреки опасениям руководителей почтового ведомства, городская почта в первый же год оправдала свое существование. За этот год по почте было доставлено 7917 писем и 4759 билетов. Чистый доход составил 1251 рубль 51 копейку,

Таким образом, успех этого нововведения превзошел все ожидания. Естественно, что после двухлетнего испытательного срока приказано было «существование Городской Почты в С.-Петербурге утвердить навсегда». Эта была первая в России городская почта.

Почтовый ящик позапрошлого столетия

С ноября 1838 года после открытия движения по первой железной дороге между Петербургом, Царским Селом и Павловском стали приниматься письма, адресованные в эти местности, которые отправлялись за ту же плату по железной дороге. Сначала перевозка производилась по 2, а затем по 3 раза в день. В том же году была осуществлена доставка местных периодических издании городским подписчикам. Первой газетой, посылаемой по почте, была «Северная пчела». Кроме «Северной пчелы» доставлялись журнал «Библиотека для чтения» и «Земледельческая газета». В 1841 году по городской почте доставлялось уже 16 различных газет и журналов в том числе «Земледельческой газеты» — 221 400 экземпляров.

В 1842 году в Петербурге на бывшей Шесталавочной улице (ныне улица Маяковского) открылось второе отделение городской почты. Оба отделении поддерживали связь между собой через письмоносцев, разъезжавшие летом верхом на лошадях, а зимою в легких санях.

В связи с непрерывным увеличением почтового обмена способ оплоты отравлений наличными деньгами с выдачей расписок становился обременительным не только для населения, но и для работников почтового ведомства. Поэтому в 1845 году почтовый департамент осуществил ряд реформ. В частности, в Петербурге с целью усовершенствования оплаты писем, пересылаемых по городской почте, были введены первые знаки почтовой оплаты — «штемпельные куверты — конверты, на лицевой стороне или на клапанах которых были напечатаны типографским способом прообразы будущих почтовых марок—штемпеля круглой формы. 23 ноября 1845 г. в петербургской газете «Северная пчела» было помещено сообщение, что для удобства публики «признано полезным внести в употребление по городской почте особые почтовые, разной величины куверты со штемпелями, установив продажу сих кувертов публике по 6 копеек серебром за каждый, то есть по 1 копейке собственно за куверт и по 5 копеек серебром за пересылку, и засим принимаемые в штемпельных кувертах письма и билеты, как уже оплаченные, будут приниматься без доплаты за пересылку».

Почтальон 1830 года

Пересылка писем в этих конвертах началась с 1 декабря 1845 гола. Они имели хождение только в пределах города, а летом и в близлежащих дачных местах. Штемпельные конверты немедленно оправдали себя на практике и в 1848 году появились конверты для иногородней корреспонденции, применявшиеся по всей России. Позднее, в 1857 году, эта проблема была окончательно решена путем введения почтовых марок, начавших хождение с января 1858 годы. Почтовые ящики на улицах Петербурга впервые появились в 1848 году. Сделаны они были из досок и снаружи обшиты тонким листовым железом. Однако конструкция их была несовершенна. Без особого труда перочинным ножом, не повреждая ящика, можно было открыть дверцу, закрытую на замок, а из-за легкого веса иx часто срывали и уносили с собой недоброжелатели этого нововведения. В связи с этим стали применяться массивные почтовые ящики, отлитые из чугуна, весом до трех пудов. Такие ящики было уже трудно сломать или унести с coбой. Но чугунные ящики были дороги и широкого применения не получили. Дальнейшее усовершенствование почтовых ящиков шло по линии применения вторых внутренних деревянных и металлических корпусов, впоследствии замененных брезентовыми мешками.

Длительное время Петербург оставался единственным городом, где существовала городская почта. Лишь в 1844 году были утверждены «Правила о городской почте в Москве», и 1 января 1845 года городским почта начала действовать и в Москве.

Московская городская почта была устроена так же, как и петербургская. Город был разделен на 23 округа, имевших в мелочных лавках 111 приемных пунктов. Было открыто два отделения городской почты: одно на почтамте, другое — на Арбате. На летний месяцы, кроме того, открывались временные пункты в Петровском Парке и в Сокольниках. Сбор и разноску писем городской почты производили 85 письмоносцев, избранных почтамтом «из свободных и грамотных людей».

С 1 января 1846 гола в Москве появились местные штемпельные конверты со штемпелем красного цвета. В 1848 году на улицах Москвы были установлены почтовые ящики такого же типа, как и петербургские.

К 1850 году внутригородская почтовая связь существовала лишь в четырех городах России: Петербурге, Москве, Казани и Варшаве. В 60-х годах XIX в, городская почта возникает в ряде крупных, экономически развитых городов: Саратове, Киеве, Риге, Харькове, Одессе.

Затем она возникает в Архангельске, Астрахани, Вильно, Витебске, Владимире, Вологде, Воронеже, Вятке, Гродно, Динабурге, Екатеринославе, Калуге, Каменец-Подольске, Кишиневе, Костроме, Новгороде, Орле, Перми, Пскове, Полтаве, Радоме, Ревеле, Ростове-на-Дону, Самаре, Симбирске, Смоленске, Таганроге, Тамбове, Твери, Тобольске, Туле, Уфе, Херсоне. К 1875 году городская почта существует в 47 городах, и лишь к началу XX дека ее ввели во всех городах страны, где производилась разноска почтовой корреспонденции. Для городской почты Петербурга и Москвы в 1863 году была выпущена специальная почтовая марка, а 1 мая 1869 года для городской почты Казани, Киева, Одессы, Варшавы и других городов были изданы специальные штемпельные конверты с тем же номиналом, что и конверты (т. е. 5+1 коп,). В отличие от конвертов для Московской и Петербургской почты на штемпелях рожки.

Городская почта, учрежденная в России в 1833 году, несмотря па первоначальную примитивную форму ее организации, оказалось полезным и своевременным учреждением, способствовавшим улучшению почтового дела вообще и введению новых, более совершенных способов обмена.

Н. Сафонов