an image
Поиск
Это интересно

Похищение марок

12 января 1969 года ночью в центре Копенгагена был ограблен большой специализированный магазин, занимавшийся продажей почтовых марок. По заявлению полиции, ограбление совершено ворами-профессионалами, отлично разбирающимися в филателии. Им удалось отключить автоматическую систему сигнализации вскрыть сейф, похитить наиболее ценную коллекцию марок и не оставить никаких следов. Общая стоимость пропавших марок — 400 000 крон.

Анонс

Странный формат

В январе 1925 г. появилась в обращении интересная серия советских почтовых марок. На четырех разноцветных миниатюрах с номиналами 7, 14, 20 и 40 коп. изображался Мавзолей В. И. Ленина. Мавзолей, конечно, еще деревянный, тот, что стоял на Красной площади до нынешнего, гранитного, воздвигнутого в 1930 г.

Памятная серия посвящалась первой годовщине со дня смерти великого вождя и вначале — 15 января — вышла без зубцов. Несколько позднее, примерно в середине марта, все четыре марки появились в почтовых окошечках уже перфорированными.

Вот как описывает серию каталог 1958 г.:

«Рисунок художника В. Завьялова. Глубокая печать на бумаге с водяным знаком «ковер». Без зубцов и с линейной зубцовкой 13½»

Однажды, внимательно разглядывая серию, я не поверил глазам: перфорация у марок выглядела явно не линейной! Какой угодно — гребенчатой, рамочной, но не той, что указана в каталоге.

Линейная зубцовка — простейшая из всех, применяемых в производстве марок. Ее перфоратор имеет только один ряд шпилек, которые, опускаясь на марочный лист, дают одну ровную линию отверстий. Снабдить перфорацией весь лист марок удается лишь в несколько приемов: вначале одна за другой пробиваются горизонтальные строки перфорации, затем, после поворота листа на 90 градусов — вертикальные. Трудоемкая штука, эта линейная перфорация. К тому же линии проколов ложатся на лист произвольно по отношению друг к другу, при пересечении горизонтальных и вертикальных строк отверстия «налетают» друг на друга, и у марок образуются бесформенные , «рваные» углы.

Гребенчатая же и рамочная зубцовки заранее рассчитаны для постоянных, наиболее употребительных форматов марок. И за одно опускание шпилек перфорируется либо целый горизонтальный ряд, либо сразу все марки на листе. По углам марок возникают строго правильные четверти окружностей.

По такой примете и удалось установить — зубцовка у марок с Мавзолеем какая-то иная: на всех четырех углах выделялись красивые, четкие дуги — признак, линейной перфорации не свойственный. Мелькнула мысль — гребенчатая и рамочная забцовки рассчитаны на определенные размеры марок, а что если среди советских знаков оплаты поискать другие, такого же формата?! Вдруг у них и у этой серии зубцовка окажется одинаковой.

И вот я терпеливо сравниваю марки друг с другом... Вначале исследую выпуски ближайших лет, но похожих марок нет. «Забираюсь» подальше — просматриваю каждый знак в диапазоне десяти лет, пятнадцати, двадцати. Результат тот же — советских марок аналогичного формата не обнаружено!

Возможно, невнимательность? Вспоминаю, что года два назад подобное исследование форматов (правда для иных целей) проводил наш ленинградский филателист

В. Г. Вольф. Звоню.

— Да, — подтверждает Владимир Георгиевич,— формат действительно единственный. Редкий случай... А попробуйте-ка поточнее измерить зубцовку, может это что-нибудь даст?

Вооружаюсь зубцемером и считаю зубцы. Получаю: сверху и снизу— перфорация 13¼, слева и справа—13½. Теперь уже сомнений нет— советские марки с такой зубцовкой не издавались! Но что-то смутно знакомое чудится мне в этом сочетании: 13¼ : 13½. Точно такую перфорацию я уже встречал.

Ну, конечно, встречал!

Шел 1919-й. Вокруг молодой советской республики смыкалось огненное кольцо иностранной интервенции. Полыхало пламя гражданской войны. Но и в таких условиях Наркомат почт и телеграфов РСФСР обязан был заботиться о безотказной работе советской почты, о бесперебойном снабжении почтовых учреждений знаками оплаты. Как временная мера в 1918 г. были приравнены к почтовым сберегательные и контрольные знаки, в октябре того же года вышли массовым тиражом первые советские революционные марки в 35 и 70 коп. с изображением руки с мечом. Но марок не хватало. Особенно рублевых номиналов. И тогда решено было переиздать крупноформатные дореволюционные марки высоких достоинств— в 1 руб, 3 руб. 50 коп. и 7 руб. Автором марок являлся художник Экспедиции Заготовления Государственных Бумаг Рихард Зарриньш, тот самый Зарриньш, рисунок которого «рука с мечом» был использован в 1918 г. для первых советских революционных марок.

Продолжение ...

Контакты
an image

Уральский центр частных коллекций

620075 Екатеринбург, ул. Красноармейская, 10, Бизнес-центр Антей.
E-mail: Данный адрес e-mail защищен от спам-ботов, Вам необходимо включить Javascript для его просмотра.
 
 
 
 


Филателия, год 22-й

Живет в наших альбомах марка с короткой, но выразительной надпечаткой: «Р.С.Ф.С.Р. ГОЛОДАЮЩИМ 100 р. + 100 р.». Интересна история этих марок.

Р.С.Ф.С.Р. ГОЛОДАЮЩИМ 100 р. + 100 р

...1920—21 годы. Небывалая засуха погубила посевы в Поволжье и других областях страны. Жестокий неурожай, голод обрушились на жителей этих мест. При ВЦИК создается Центральная комиссия помощи голодающим (ЦК помгол). Для пострадавших губерний она организует сбор средств и продуктов питания. Немалую лепту в это всенародное дело вносит и советская почта. На нее возлагается особая ответственность за незамедлительную и безотказную доставку посылок и денежных переводов.

Интересное письмо одного из московских филателистов опубликовала газета «Известия ВЦИК» 16 августа 1921 г.:

«Будучи уже много лет коллекционером иностранных и русских почтовых марок, позволяю себе предложить меру, могущую дать значительные суммы для оказания помощи голодающим, а именно: выпустить в продажу с повышенной ценой особые почтовые марки».

Да, конечно, выпуск специальных почтово-благотворительных марок с надбавкой в пользу пострадавшим от неурожая был дельным предложением. И Наркомпочтель откликнулся на него.

В морозный предновогодний день 1921 г. на московском почтамте появился в продаже необычный выпуск знаков почтовой оплаты. Он состоял из четырех крупноформатных марок. На первых трех — красной, зеленой и коричневой — открывался вид на Волгу с плывущими по ней баржами с хлебом для голодающих. На четвертой, синей, марке был изображен рабочий, поддерживающий обессиленного от голода крестьянина. Марка рассказывала о помощи города пострадавшей от неурожая деревне. Все четыре миниатюры вышли одного номинала: 2250 рублей. Из них 2000 руб. шли в фонд ЦК Помгола, а 250 руб. составляли почтовый сбор (стоимость пересылки одного иногороднего письма).

Когда заказ на производство серии поступил на Гознак, печатники единодушно приняли решение изготовить весь тираж бесплатно. Работали самоотверженно, во внеурочное время, вечерами и ночами. Ради экономии бумаги использовали обрезки листов, оставшиеся в типографии после печатания предыдущих выпусков. Серия изготовлялась с маленьким «секретом» — с одного и того же клише «Вид Волги» печатались красная, зеленая и коричневая марки, дабы втрое больше заинтересовать филателистов и тем самым втрое увеличить доход от продажи этого почтово-благотворительного знака.

Вслед за первой серией вышла и вторая — с надпечаткой на советских революционных марках 1918 г. текста «Р. С. Ф. С. Р. ГОЛОДАЮЩИМ» и новых номиналов «100 р.+ 100 р.» и «250 р.+ + 250 р.» И вновь надпечатка воспроизводилась на марках в самых различных расцветках: синей, черной, карминовой, оранжевой, желтой...

В течение 1922—1923 гг. Наркомат почт и телеграфов издал еще три специальных выпуска почтово-благотворительных марок: популярные серии «Филателия — детям», «Филателия — трудящимся» и выпуск «Голодающим» без обозначения номинала. Издавались благотворительные марки и в Азербайджане, и в Грузии, и на Украине. Интересный выпуск из четырех марок «Юго-восток помоги голодающим» был сделан в апреле 1922 г. в г. Ростове-на-Дону. Однако этим маркам не повезло: так как они были изданы без разрешения Наркомпочтеля, их вскоре пришлось изъять из обращения...

Заметный вклад в фонд помощи пострадавшим от неурожая внесла и молодая советская филателия.

30 марта 1922 г. газета «Известия ВЦИК» под общим заголовком «Почтовые марки — хлеб голодающим» опубликовала специальное постановление ЦК Помгола:

«В целях предоставления возможности всему населению принять активное участие в оказании помощи голодающим и исчерпывания всевозможных источников для оказания этой помощи, Центральная Комиссия Помгол при ВЦИКе постановила:

...Призвать все население РСФСР начать сбор и немедленно пожертвовать в пользу голодающих... все имеющиеся почтовые марки с писем, бандеролей и т. п., как в отдельных экземплярах, так и целыми сериями и коллекциями для обмена их на хлеб и другие продукты за границей...»

Внизу стояла подпись — М. И. Калинин.

Одновременно была создана государственная организация «Уполномоченный ЦК Помгол при ВЦИК по марочным пожертвованиям в России и за границей».

Едва разошелся номер «Известий» с обращением о сборе марок, как в адрес Уполномоченного начали поступать тысячи и тысячи писем, бандеролей, посылок с марками. Одними из первых были получены оплаченные советскими почтовыми марками конверты с автографами Ленина, Калинина, Луначарского, Цурюпы, посланные ими лично. В конверты были вложены брошюры «Сберегая почтовую марку, даешь хлеб голодному».

ЦК РКСМ призвал все организации молодежи проводить специальные недели по сбору марок. Но сбор шел не только среди населения. Многие наркоматы, ведомства, учреждения обязаны были сдавать марки со всей получаемой корреспонденции. Марки снимались также и в отделениях связи — с сопроводительных адресов к посылкам, с невостребованных писем. Усилился контроль за выпуском марок в продажу через почту: все замеченные разновидности, и полиграфические отклонения (перевернутые надпечатки, двойные оттиски рисунка и т. п.) тоже сдавались Уполномоченному Помгола для последующей продажи их любителям. Поток марок рос с каждым днем. Только за май, например, их поступило 3 102 120 штук.

Зарубежная организация помощи голодающим, созданная по инициативе известного норвежского полярного исследователя Ф. Нансена, предложила нам обменять 300 тыс. плиток шоколада на 300 тыс. серий по шесть гашеных советских почтовых марок.

Всего за 1922 г. удалось собрать более 25 млн. марок.

Однако собрать марки — полдела. Их необходимо было еще и рассортировать и подготовить к обмену. Но где найти «рабочую силу» для разбора такого гигантского количества марок? И дело в свои руки взяли московские школьники и комсомольцы. На воскресниках и по вечерам юноши и девушки занимались этой необычной для них работой. Уже в 1923 г. филателистической организацией было передано государству свыше 10 тыс. рублей золотом — немалая сумма по тем временам!

В 1926—1930 гг. выходили в нашей стране почтово-благотворительные марки с отчислениями в фонд борьбы с беспризорностью детей. Но то были последние марки подобного рода, изданные советской почтой.

В. Филиппов

 

....................................................................................................