an image
Поиск
Это интересно

Марки-копии

Нюрнбергский мастер игрушек Георг Цехмейер очень искусно печатал «картинки марок» для детей и вскоре наводнил все европейские страны своим товаром. Цветные рисунки марок вводили в заблуждение даже опытных коллекционеров.

Анонс

Как определяются марки

Для правильного определения времени выпуска марок важное значение имеют сорт бумаги, водяные знаки, перфорация и клей на обратной стороне (гуммировка).

Продолжительность жизни марки во многом зависит от бумаги, на которой она напечатана. На заре филателии для этого применялась бумага ручной выделки. Иногда в нее заделывались шелковые нити, затруднявшие подделку (первые издания в Швейцарии и Баварии).

Теперь для изготовления марок служит в основном бумага, содержащая не менее 75 процентов целлюлозы. Она прочна и устойчива к химикалиям, не растворяется в воде, спирте, эфире и других жидкостях. Но это не значит, что такая бумага ничего не боится. Ее злейший враг — солнечный свет. От него бумага желтеет, марки изменяют цвет, коробятся, теряют свежесть. Поэтому, организуя филателистические выставки, лучше всего размещать стенды так, чтобы на них не попадали солнечные лучи.

Советские почтовые миниатюры печатались в основном на белой бумаге различных сортов: на простой, мелованной, хлопчатой и тонкой. Чаще всего для изготовления марок применяется простая бумага средней толщины. Если их печатают способом металлографии, то употребляют толстую бумагу. На такой бумаге в 1966 году отпечатана серия «Деятели международного коммунистического и рабочего движения».

С начала 1944 года некоторые советские марки печатались на бумаге с сетчатым или сплошным цветным фоном. Это серии «Ордена СССР» (выпуски 1944—1946 гг.), «Воздушная почта» (выпуск 1949 г. и другие). С 1950 года знаки почтовой оплаты выходят на цветной бумаге (серия «Высотные здания Москвы»). Отличить марку со сплошным цветным фоном от почтового знака, изготовленного на цветной бумаге, легко: у нее обратная сторона белая.

Мелованная бумага характерна своей глянцевитостью, хорошо заметной на глаз. Для марок, как правило, употребляется бумага белого цвета. Только Третий стандартный выпуск 1922 года печатался на кремовой. Мелованная бумага применяется для многоцветной автотипии. Так печатались некоторые марки серии «800-летие Москвы» 1947 года, выпуск 1964 года «Флора СССР. Грибы» (с лаковым покрытием).

Особо нужно отметить первые советские марки 1918 года. Они отпечатаны на бумаге с ромбовидной мелованной сеткой. Ее можно увидеть в косых лучах света.

В прошлом столетии мелование бумаги делали каолином, добавляя в него натрий и различные минеральные вещества. Марки, изготовленные на такой бумаге, нельзя отмачивать— мелованный слой может сойти вместе с рисунком. Их отделяют от конвертов, держа над паром.

Пористая хлопчатая бумага легко впитывает краску. Поэтому марки кажутся слегка вылинявшими, а с оборотной стороны — заметно окрашенными. Для изготовления советских знаков почтовой оплаты хлопчатая бумага применялась дважды.

Рисунки некоторых советских марок Первого и Второго стандартного выпусков можно рассмотреть с клеевой стороны. Они отпечатаны на тонкой, почти прозрачной, бумаге.

В истории филателии известны случаи, когда марки печатались на обороте географических карт и банкнот. Существуют марки-боны, отпечатанные на плотной, картонообразной бумаге. Они находились в почтовом обращении в России 1916—1917 гг., наравне с медной и серебряной монетой.

В 1955 году Венгерская почтовая администрация выпустила в память 20-летия национальной алюминиевой промышленности марку авиапочты на алюминиевой фольге с подложкой из шелковистой бумаги. Этот опыт применен и в Советском Союзе. Широко известны наши марки на фольге, посвященные XXII съезду КПСС и Дню космонавтики 1965 года. Последние отпечатаны способом трехцветной автотипии на фольге (впервые в мире).

Выпускаются марки и на других материалах, В 1959 году к четырехсотлетию польской почты издан юбилейный блок на шелке.

Необычную марку выпустил в начале 1966 года Габон. Она посвящена памяти выдающегося ученого Альберта Швейцера, который несколько десятков лет проработал в созданной им больнице в габонском городке Ламбарене. Марка представляет собой листок чистого золота размером 45 × 30 миллиметров с традиционной перфорацией.

Многие выпуски почтовых марок напечатаны на бумаге с водяным знаком. (Водяной знак — видимое на просвет изображение на бумаге). В процессе производства его наносят через определенные промежутки в виде товарного знака фабрики, выпустившей бумагу.

Водяные знаки получают при помощи рельефа (выпуклого изображения) на отливной сетке бумагоделательной машины или на сетке ровнителя-валика, выравнивающего поверхность бумажного листа. Волокна влажной бумажной массы, раздвигаемые рельефом сетки, располагаются в толще бумажного полотна неравномерно — реже или гуще — и образуют рисунок в высохшей бумаге.

Такой способ получения водяного знака был впервые применен в России на фабрике Экспедиции заготовления государственных бумаг. По начальным буквам этой Экспедиции на русских марках 1866—1906 гг. встречается знак ЭЗГБ.

Первые русские миниатюры печатались на бумаге с цифровыми водяными знаками. Они представляли собой зеркальные (обратные) изображения цифр «1», «2» и «3», которые соответствовали номиналам в 10, 20 и 30 копеек.

Наиболее распространенный водяной знак — «ковер». Он встречается почти на всех выпусках с 1925 по 1936 гг.

Другие водяные знаки бывают реже. Знак «теневые квадраты» применялся только для первой советской марки выпуска 1921 года и марок высоких номиналов 1928—1929 гг. Водяные знаки: «ромбы», «углы и квадраты», «Серп и молот» и «углы» встречаются всего на девяти марках.

Продолжение ...

Контакты
an image

Уральский центр частных коллекций

620075 Екатеринбург, ул. Красноармейская, 10, Бизнес-центр Антей.
E-mail: Данный адрес e-mail защищен от спам-ботов, Вам необходимо включить Javascript для его просмотра.
 
 
 
 


Первый стандартный выпуск 1923-1927

Молодая Советская республика отразила натиск интервентов и белогвардейцев. Буржуазные журналисты и политики, предрекавшие скорую гибель советской власти, оказались горе-пророками. Не сумев разобраться в революционной ситуации в России, они не верили в силу народного движения, которым руководила партия коммунистов. И просчитались. Впрочем, империалисты предприняли немало попыток, чтобы уничтожить молодое государство рабочих и крестьян. Созданная 23 февраля 1918 года Красная Армия, опираясь на поддержку всего народа, разгромила войска Антанты и контрреволюции.

30 декабря 1922 года на I съезде Советов СССР, состоявшемся в Москве, было провозглашено образование Союза Советских Социалистических Республик. Страна перешла к мирному строительству. Первая империалистическая и гражданские войны, иностранная интервенция нанесли нашему государству огромный урон. Партия призвала трудящихся отдать все силы восстановлению и развитию хозяйства. И вскоре вся страна покрылась лесами строек. О трудовых успехах мы не только читали в газетах. Каждый из нас работал сам. Работал там, где нужнее всего были его руки.

Понятно, в годы революции и гражданской войны было не до коллекционирования. И мы не сразу вспомнили о своих альбомах.

Уже к 1923 году сеть почтово-телеграфных учреждений в нашей стране стала обширнее той, которая существовала в России. А средства связи продолжали совершенствоваться и развиваться. Естественно, увеличилось количество различных почтовых отправлений. Население нуждалось в марках. Но их выпуск был сопряжен с определенными сложностями. В то время в стране росла эмиссия бумажных денег, рубль обесценивался. Тогда Советское' правительство осуществило две деноминации. Первая денежная реформа была проведена в 1922 году. Один рубль нового образца приравнивался к десяти тысячам прежних. Вторая реформа была в 1923 году. Один рубль обменивался на 100 рублей дензнаками 1922 года. Накопив необходимые валютные резервы, Советское правительство 11 октября 1922 года постановило начать выпуск банковских билетов в золотом исчислении — червонцев. Это был первый этап в создании твердой валюты. Изменение курса «совзнаков» повлияло и на почтовые тарифы.

Образование СССР определило новые масштабы и сферы деятельности Народного Комиссариата почт и телеграфов (НКПиТ). Работа почтово-телеграфных учреждений была расширена и упорядочена. Совет Народных Комиссаров СССР 27 февраля 1923 года постановил: с 1 апреля 1923 года оставить в обращении марки выпусков 1922—1923 годов с изображением рабочего, красноармейца и крестьянина, а также знаки, выпущенные до 1917 года, на которых сделана надпечатка пятиконечной звезды, букв «РСФСР», и нового номинала. С того же времени все остальные марки были аннулированы. Наркомату почт и телеграфов было предоставлено право устанавливать расценку знаков почтовой оплаты в зависимости от изменения такс.

В том же году Гознаку поручили срочно разработать проекты новых марок в соответствии с золотым курсом рубля. В связи с этим номиналы будущих девяти марок выглядели так: 1, 2, 3, 4, 6, 10, 20, 50 копеек и 1 рубль. Сюжетной основой для эссе почтовых знаков послужили марки, выпущенные в мае 1923 года (РСФСР) и отпечатанная по рисункам скульптурных портретов рабочего, крестьянина и красноармейца, созданных И. Д. Шадром специально для Гознака. Эти произведения символизировали союз рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов.

Выгравировали новые марки художники Гознака. Эссе утвердили. И в октябре 1923 года в обращение поступили первые марки СССР стандартного выпуска.

Постановлением СНК СССР от 14 августа 1923 г. вводились с 20 августа 1923 г. новые таксы на почтовые, телеграфные и радиотелеграфные отправления. Новые таксы предусматривали оплату за местные письма— первые 20 г — 4 коп., за последующие 20 г — 2 коп., за местные для Москвы и Петрограда (Ленинграда) первые 20 г — 5 коп., за последующие 20 г — 3 коп. Иногородние первые 20 г — 6коп., за каждые последующие 20 г — 4 коп. Были установлены таксы и за бандерольные отправления с печатными произведениями, с деловыми бумагами, образцами товаров. Были введены таксы за простые и закрытые уведомления о получении, особые услуги, оказываемые почтой в разыскании почтовых отправлений, за заявления об изменении адреса, досылке и возвращении почтовых отправлений и за корреспонденцию большой спешности, за письма открытые и закрытые, за бандерольные отправления, ценные письма, денежные пакеты и письма с объявленной ценностью. Для получения максимума объявленной ценности в «совзнаках» следовало максимум в твердых рублях умножить на коэффициент перевода, который устанавливался котировальной комиссией.

Таксы в твердом исчислении за корреспонденцию, пересылаемую воздушной почтой, оставлены временно на прежних основаниях.

26 сентября 1923 г. НКПиТ циркуляром № 11/1435 сообщил о введении золотого исчисления на почте: «В изменение постановления от 14 августа 1923 г. СНК СССР 25 сентября с. г. постановил: сборы за почтовые, телеграфные и радиотелеграфные отправления с 1 октября 1923 г. взимаются по курсу для червонца; действующие твердые таксы на почтовые отправления остаются без изменения с присвоением им и телеграфным наименования: «таксы в червонном исчислении».

Во всех почтовых отделениях ежедневно ко времени открытия операций должны были вывешиваться в помещениях для публики у соответствующих касс четко написанная курсовая телеграмма на текущий день и сведения о стоимости в совзнаках главнейших видов почтовых отправлений, телеграфного слова.

В соответствии с постановлением СНК СССР о принятых международных тарифах циркуляром НКПиТ от 10 октября 1923 г. были установлены следующие международные почтовые таксы в червонном исчислении: за письмо весом до 20 г — 20 червонных копеек, за каждые следующие 20 г — 10 червонных копеек, за почтовую карточку — 20 червонных копеек, за бандероли за каждые 50 гр. — 4 червонных копейки. Таким образом, во всех звеньях почтовых учреждений была проведена подготовка к переходу на золотое исчисление.

Во второй половине 1923 г. в НКПиТ из некоторых городов стали поступать сообщения о недостатке почтовых марок. НКПиТ инструкцией № 11/1488 от 5 октября 1923 г. сообщил — «В связи с создавшимися на местах затруднениями с оплатой простых отправлений марками по курсу для червонца НКПиТ приступило к заготовке марок в червонном исчислении и таковыми предполагается снабдить почтово-телеграфные предприятия к ноябрю месяцу 1923 г., после чего всякие затруднения сами собой отпадут. До выпуска же марок в червонном исчислении, дабы ослабить затруднения с оплатой простых отправлений, НКПиТ рекомендует, как временную меру, не вполне оплаченные отправления, полученные в местах назначения без приписки к реестрам, пропускать на 20—25% без взыскания доплаты с адресатов, за исключением случаев явной неполной оплаты».

Да, здесь явный ущерб почте, но знаков нет, ничего не поделаешь.

В период печатания марок девяти номиналов, в связи с установлением такс в 5 коп. на простые, закрытые местные письма для Москвы и Петрограда (Ленинграда) была утверждена десятая марка достоинством 5 коп. с рисунком рабочего, нарушившая стройность чередования сюжетов в серии.

11 октября 1923 г. первые пять стандартных марок СССР с номиналами в 1, 3, 4, 6 и 10 коп. без зубцов поступили в обращение. Это были знакомые нам сюжеты, такие же одноцветные марки, как и курсирующие, выпуска 1923 г. (РСФСР). На новых марках не указан год выпуска, картуш резко отделен от рисунка. На картуш нанесена аббревиатура «СССР» и номинал марки. Так же, как и на марках

1923 г., нет слова «почта». В художественном оформлении и полиграфическом исполнении новые марки явно уступали курсирующим маркам 1923 г., отпечатанным типографским способом и с перфорацией. В журнале «Советский филателист» эти почтовые знаки коллекционеры сразу же подвергли критике. Указывалось, что фон и скульптуры одноцветны. Рекомендовалось четче отделить рисунок от фона.

В то время советской полиграфии уже было под силу выполнить это. Стоит отметить, что выпущенная в обращение марка номиналом в 1 рубль с рисунком красноармейца выгодно отличалась фоном от остальных марок серии.

Марки первого стандартного выпуска СССР печатались на литографских машинах Гознака, на простой бумаге толщиной от 0,055 до 0,07 мм. В серии их десять штук: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 10, 20, 50 копеек и 1 рубль. Марки выпускались в различные сроки на бумагах разных оттенков. Марки первых пяти номиналов поступили в почтовое обращение 11 октября 1923 г., через 1,5 месяца были выпущены марки в 2 и 5 коп., затем в 50 и 20 коп. Вышедшая в начале февраля

1924 г. марка номиналом в 1 рубль закрывает первый выпуск этой серии. Других номиналов марок не было и нет. Так считали филателисты и официальные каталоги, изданные в СССР и в других странах мира. Но в каталоге почтовых марок СССР, выпущенном филателистической конторой в Москве в 1948 г. (стр. 23), под № 157 указана марка литографской печати номиналом 30 копеек — фиолетовая, рисунок — крестьянин, цены за чистую и погашенную марки не указаны. Если цены нет, значит марка не продается, но где-то она есть. Проходит время и в новых наших каталогах, изданных ГФК в 1955 и 1958 гг., эта марка обозначена под № 123. Проставлена и цена: 50 рублей за чистую марку и 5 рублей за гашеную. Дороговато, но если марка есть в каталоге, она должна быть в альбоме филателиста. Отправляемся в киоски, просматриваем многие коллекции, но марки номиналом в 30 коп. литографской печати нигде нет. Обращаемся к собирателям классики и стандартных марок. Выясняем, что марка существует. Смотрим клеевую сторону. Вот оно — знакомое гарантийное клеймо СФА. Ясно, марка побывала в магазине, а вот через почтовое окно не проходила. Отправляемся в дальнейшее путешествие. Перед нами новые альбомы, кляссеры. А марки нет. Либо она есть, но с тем же гарантийным клеймом. А что оно гарантирует? Может быть то, что марка в почтовое обращение не поступала и стала единицей в торговле, а не в филателии? Но для филателии все интересно. Ищем дальше. Стоп, еще марка 30 коп., фиолетовая. Но и на ней знакомое гарантийное пятно — клеймо неразборчиво. Нет, не зря ставилось клеймо. Оно рассказало о многом.

А какими марками располагали составители каталогов? У одного чистая, свежая, без клейма; у другого с тем же знакомым гарантийным знаком; у третьего с наклейкой, но вроде без клейма. Берем марку в пинцет, разглядываем ее внимательно. Знакомое клеймо есть и у этой, но только под наклейкой. Все ясно, конец исканиям. Устанавливаем: негашеные и аннулированные марки под № 123 литографской печати приобретались в магазинах СФА, марки в почтовом окне не продавались, почтового хождения не имели. В парах, квартблоках, на письмах и открытках не встречаются. По бумаге, по цвету и тону краски они не отличаются от аналогичной марки № 155 зубцового варианта.

Мы не нашли основания выдать паспорт и прописать эту марку в каталогах. Не ясно, почему этой гостье дан № 123. Считаем более правильным поместить характеристику этой марки в примечании к перфорированной литографской марке, внесенной в каталог под № 155.

Теперь определим, когда эта марка могла появиться, когда отпечатана и что было известно о ней филателистам, современникам Первого выпуска стандартных марок СССР.

В разделе хроники журнала «Советский коллекционер» № 1 за 1925 г. читаем сообщение — «распределены между отделами ВОК для исправных членов по льготным ценам со скидкой до 50% следующие марки СССР: в 1, 2, 3, 4, 5, 6, 10, 20, 50 коп. и 1 рубль без зубцов (выпуск 1923—24 г. литографской печати — А. С), те же, плюс 7, 8, 9, 30, 40 коп. и 2, 3 рубля с зубцами (выпуск 1924 г. типографской печати — А. С.)» Здесь нет упоминания о беззубцовой марке номиналом в 30 копеек, отпечатанной литографским способом.

В журнале «Советский коллекционер» № 20 за 1925 г. Б. Раевский в обзоре об имеющихся различиях в выпущенных марках литографской печати ничего не говорит о беззубцовой марке номиналом 30 копеек. Эта марка не помещена ни в один из каталогов, включая каталог почтовых марок РСФСР и СССР, изданный СФА в 1933 г. в Москве.

Смотрим эссе этой марки. В феврале 1924 г. представлялись на утверждение новые эссе курсирующей серии марок для номиналов в 7 коп. — с рисунком красноармейца, 8 коп. — с рисунком рабочего, 9 коп. — с рисунком крестьянина, 30 коп. — с рисунком крестьянина, 40 коп. — с рисунком красноармейца. Все эссе утверждены в зубцовом исполнении. Для беззубцовой марки эссе нет. Беззубцовая марка литографской печати НКПиТ не выпускалась. Издана только перфорированная марка фиолетового цвета номиналом в 30 коп. с зубцами 14:14½. Вот, оказывается, когда отпечатана литографская марка номиналом в 30 коп. Теперь все ясно. Листы марок, не полностью перфорированные, забракованные при выпуске, пролежали в безвестности до того времени, пока марки не были аннулированы. После этого их передали СФА, где были сделаны вырезки из бракованных, частично неперфорированных листов марок, а на клеевой стороне поставлен знак СФА. Так появился беззубцовый вариант, отмеченный в каталоге под № 123. ; Каковы количества этих знаков — сказать трудно. Итак, этим маркам «повезло» трижды. На них нет тиражной перфорации, их не аннулировали, на них не поставили штемпеля гашения. Путь их и история коротки и просты: станок фабрики, склад, прилавок магазина, альбом коллекционера.

Может быть, все-таки, марка № 123 проектировалась в беззубцовой серии и выпущена НКПиТ? Отвечаем твердо: не проектировалась, потому что номинал 30 коп. не соответствовал таксам на почтовые отправления. Марки 30 и 50 коп. поставленные в каталоге рядом, не могли быть с одним сюжетом. Серия проектировалась с учетом строгого чередования сюжетов. Марка в 30 коп. выбивается из этого порядка. Беззубцовый знак в 30 коп. НКПиТ не издавало, и, следовательно, его нельзя помещать в каталоге под самостоятельным номером.

Нам могут подсказать, что марки в 4 и 5 копеек находятся рядом, у них один и тот же сюжет. Так ведь это получилось потому, что серия была отработана, утверждена и запущена в производство. В связи с утверждением таксы в 5 коп. за местное письмо для Москвы и Петрограда, потребовалась дополнительная марка нового номинала. Она и поступила в обращение на полтора месяца позже первых. Здесь принятый порядок чередования пришлось нарушить, но в дальнейшем в сериях типографской печати он выдерживался настолько, насколько это было возможно. Примером служат почтовые знаки в 7, 8, 9 копеек, отпечатанные типографским способом.

Эта серия марок указана в каталоге почтовых марок РСФСР и СССР, изданном в 1933 г. В ней четыре знака номиналами 4, 10, 30 и 40 коп. с зубцами 14 : 14½. До 1945 г. эта марка продавалась во всех филателистических магазинах. Марки в 30 и 40 коп. были в широком обращении. Они встречаются чистые и гашеные. Марки в 4 и 10 коп. попадаются чистые, гашеные в франкировке почтовых отправлений не встречаются. Настораживает и их высокая стоимость по каталогу. Предполагается, что эти две марки в почтовое обращение не поступали. В каталогах последующих изданий указаны марки литографской печати и других номиналов с зубцами 14 : 14½ и с зубцами 12. У филателистов эта перфорация называется «ленинградской зубцовкой». В каталоге 1933 г. на стр. 49 к четырем зубцованным литографским маркам сделано пояснение: «Марки этого издания встречаются в разных оттенках, а также с неофициальной перфорацией». Вот ведь как: не с фальшивой, а «с неофициальной» перфорацией. Возникают вопросы: с какой перфорацией? Кто ее сделал? С какой целью? Почему перфорация неофициальная? Где эти марки? Действительно, находим, такие марки. Их номиналы 1, 3, 20 коп. и 1 рубль, зубцовка — 14 : 14½; марки 2, 3, 4, 5, 20 коп. и 1 руб., зубцовка 12. Проверяем зубцовку, перфорация нормальная, сделана на машинах, подозрений не вызывает. (Есть марки с фальшивой перфорацией, изготовленной вручную, на беззубцовых марках. Но не о них здесь речь.). Были ли в почтовом обращении эти марки? Известны лишь любительские гашения.

Отдельные марки встречаются на конвертах, посланных филателистами либо самим себе, либо своим друзьям. В франкировках обычной и учрежденческой корреспонденции ни одна из указанных марок не встречается. Добавим, что эти дополнительные марки обеих зубцовок в почтовых окнах не продавались, НКПиТ в обращение их не выпускало. А что говорят советские каталоги об этих марках? В каталоге, изданном в 1948 г., на стр. 25 сведены вместе марки указанных выше четырех номиналов и семи номиналов из десяти неофициальных с зубцами 14 × 14½ и с зубцами 12. Марки с зубцами 12 приведены подстрочно к маркам с зубцами 14 : 14½, цены же проставлены только на четыре марки. Здесь повторилось то же, что и с маркой № 123. Сначала почтовый знак ввели в каталог без цены, а спустя некоторое время появилась и стоимость. В каталоге, изданном в 1955 году, на стр. 38 есть расценка и первых четырех марок в 4, 10, 30 и 40 коп. и дополнительных семи. Этим дополнительным маркам, которые не были в обращении, дана вольная расценка — по 30 рублей на круг за каждый чистый или гашеный экземпляр. Не эти ли марки имели в виду составители каталога 1933 г., поместившие предупреждение о почтовом знаке с неофициальной перфорацией? Что хотели сказать современники об этой перфорации? Много различных легенд создано о происхождении этих марок. Одна из них наиболее вероятна. Дополнительные марки, очевидно, предназначались для Музея связи в Ленинграде и действительно в тридцатых годах Музей располагал обменным фондом этих марок. Интересна такая деталь. Дополнительные марки доставлены в музей не официально, а частным лицом, причем, они были тех номиналов, которые указаны в каталогах ГФК, и расценены по 30 рублей. Это знаки номиналами в 1, 3, 20 коп. и 1 рубль с зубцами 14 : 14½ и номиналами в 3, 4 коп. и 1 рубль с зубцами 12. Марки номиналов в 2, 5 и 20 коп. с зубцами 12 в Музей не доставляли. Приобрести их можно было лишь у коллекционеров.

Словом, к составлению каталогов нужно подходить более принципиально и помещать в них марки, основываясь только на официальных материалах НКПиТ (Министерства связи СССР). Марки же, которые не были изданы официально, но которые все-таки есть в коллекциях филателистов, лучше всего помещать в примечаниях к фактическим выпускам. При этом необходимо точно указать, что представляют собой такие марки.

Подводя итог анализу Первого стандартного выпуска марок СССР, отпечатанных литографским способом, считаем, что в каталогах почтовых марок нужно поместить такие знаки почтовой оплаты:

— марки без зубцов номиналами в 1, 2, 3, 4, 5, 6, 10, 20, 50 коп. и 1 руб.;

— марку номиналом в 30 коп. без зубцов исключить, так как НКПиТ в обращение ее не выпускал. — марки с зубцами 14 : 14½ номиналов 30 и 40 коп.

Все марки с зубцами других номиналов, отпечатанные литографским способом, в обращение не поступали. Значит, их нельзя помещать в каталогах под самостоятельными номерами. Они могут представить какой-то интерес лишь для специализированных коллекций.

А. Скрылев