an image
Поиск
Это интересно

Музей птичьих перьев

Датский фермер Хансен занимался разведением домашней птицы. Его любознательный сынишка заинтересовался птичьими перьями и уже с пяти лет начал собирать их, сортируя по цвету и величине. Со временем он стал наиболее авторитетным экспертом по птичьим перьям и владельцем единственного в своем роде музея. Хансен сделал классификацию более 10 миллионов перьев, почти столько же их находится в стадии подготовки. В 1957 году «Музей перьев» был открыт официально. Хотя входная плата довольно высока, его охотно посещают туристы.

Анонс

Вам - доплатное письмо

В советском каталоге описаны, разумеется, не все марки вообще, а лишь те, которые мы называем почтовыми. Каковы же их признаки, каковы отличия от марок непочтовых — благотворительных, гербовых, профсоюзных? Обозначение на рисунке названия государства? Слово «почта»? Цифра номинала? Гашение почтовым штемпелем?

На марке РСФСР в 7500 руб. с изображением эмблемы «Серп и Молот» нет названия государства. Но марка-то, безусловно, почтовая!

Вот марка «Беспризорным детям» 1926 г. На ней нет слова «почта», но кто усомнится в ее почтовой принадлежности?!

На марке 1922 г. не обозначен номинал. На ней лишь слово «ГОЛОДАЮЩИМ» и название страны — РСФСР, однако и она — подлинно почтовый выпуск!

Марка, изданная в 1924 г. Комитетом помощи инвалидам войны, погашена почтовым штемпелем, но, несмотря на это, она — благотворительная. Что же главное? Нет, не зря мы употребляем взамен термина «почтовая марка» синоним — «знак почтовой оплаты». Да — это знак, своеобразная квитанция, свидетельствующая об оплате отправителем почтовых расходов по пересылке и доставке его корреспонденции в размере, который обозначен номиналом.

Поэтому, если номинал какой-либо марки не включает в себя вовсе почтовых сборов за пересылку и доставку корреспонденции,— называть такую марку знаком почтовой оплаты нельзя. Это марка непочтовая, фискальная.

В 1922 г. в Ростове-на-Дону вышла специальная серия «Юговосток помоги голодающему». На четырех крупноформатных марках были как будто все необходимые атрибуты: и слова «РСФСР» и «почта», и номиналы 2000, 4000 и 6000 руб. К тому же, марки продавали в почтовом окошке, их наклеивали на отправления и гасили календарными штемпелями. И все-таки в каталоге советских почтовых марок их нет. В чем же дело? «Секрет» выпуска —в номинале: вся сумма, обозначенная на марке— до единой копейки! — шла в фонд помощи голодающим и не считалась почтовым доходом. Вот почему, несмотря на надписи, марки «Юго-востока» были не знаками почтовой оплаты, а фискальными. Не удивительно, что на конверты их наклеивали только рядом с обыкновенными почтовыми марками, которыми, собственно, и оплачивалась пересылка и доставка письма.

Но вернемся к доплатным маркам.

Итак, книга формы № 9 продолжала существовать. И марки, настоящие почтовые марки, как и встарь, пестрой мозаикой заполняли ее страницы. Вот где хранились подлинные знаки, свидетельствующие об оплате пересылки и доставки доплатного письма!

А контрольные марки синие, серо-синие и коричневые, с броскими надпечатками «Доплата... коп. золотом.», так скрупулезно расклеенные на конвертах отделом обработки доплатной корреспонденции,— что они? Они, эти знаки, служили единственной цели — обозначать на письме величину доплатного сбора. И только. Иными словами, марки с надпечатками оказались своеобразным элементом оформления доплатных писем. Таким же, как сегодня штемпеля «Доплатить ... коп», где сумма проставляется от руки. И сами контрольные марки, разумеется, не имели никакой валютной ценности (хоть на них и обозначен номинал), а поэтому не могли служить для оплаты пересылки корреспонденции, то есть не являлись знаками почтовой оплаты!

Зато они помогли наладить многосторонний учет доплатной корреспонденции: по числу израсходованных за день марок судили о том, каков объем доплатных поступлений; выявляли типические причины неправильной оплаты писем; отрабатывали новую документацию, которая упрощала почтовую статистику...

И сам собою пришел ответ на памятную загадку об оранжевой марке РСФСР с ручной фиолетовой надпечаткой. Так как «таинственная» марка служила лишь оригинальным ярлыком для обозначения суммы доплатного сбора, то Московский почтамт мог ее отпечатать сам, по собственной инициативе.

Вот только в филателистических каталогах доплатные контрольные надпечатки, которые не были знаками оплаты, следовало помещать не среди основных почтовых выпусков, а в каком-нибудь ином, специальном разделе.

Как будто все ясно. Но теперь начали одолевать новые сомнения. А второй выпуск наших доплатных марок, появившийся весною 1925 г. на смену контрольным надпечаткам, он что — тоже непочтовый?

Продолжение ...

Контакты
an image

Уральский центр частных коллекций

620075 Екатеринбург, ул. Красноармейская, 10, Бизнес-центр Антей.
E-mail: Данный адрес e-mail защищен от спам-ботов, Вам необходимо включить Javascript для его просмотра.
 
 
 
 


Первая советская общегосударственная марка авиапочты и ее фальсификаты

Первая советская общегосударственная марка авиапочты

Советские знаки почтовой оплаты имеют немало достопримечательностей. Одной из них является первая общегосударственная марка авиапочты, поступившая в обращение в 1922 году (по каталогу ГФК N° 61).

Строго говоря, хронологически, первыми марками воздушной почты были так называемые «консульские», выпущенные 15 июля 1922 года (№№ 41—48). Однако марки эти являются служебными. Они были выпущены для Народного Комиссариата иностранных дел и предназначались исключительно для оплаты служебной корреспонденции, отправляемой воздушной почтой из Берлина в Москву, почему даже номиналы их указаны в германской валюте.

Поэтому первой общегосударственной маркой воздушной почты следует считать марку №61. Она представляет собой 45-рублевую марку из серии «5-летие Великой Октябрьской социалистической революции» (№ 60), у которой синий цвет фона заменен зеленым, и на которой сделана надпечатка красного самолета. На рисунке марки, выполненном художником И. Дубасовым, изображен рабочий, высекающий на камне юбилейную дату.

Печатались эти марки листами по 50 штук в каждом; лист, в свою очередь, состоял из полулиста (5X5). Тираж — 100 000 штук. Марки этого выпуска предназначались для оплаты общей воздушной корреспонденции, отправлявшейся авиапочтой по линии Москва — Смоленск — Ковно — Берлин на самолетах Русско-германского общества воздушных сообщений «Дерулюфт». Продавались они только на главном почтамте Москвы. Официальное функционирование международных линий гражданской авиации Советского Союза началось 1 мая 1922 г., когда был совершен первый регулярный рейс из Москвы в Германию. С этим рейсом была перевезена и первая официальная воздушная почта (дипломатическая и обычная). В первый год существования регулярной авиации, почта пересылалась два раза в неделю. В дальнейшем, однако, она стала отправляться ежедневно. Объединенное акционерное общество «Дерулюфт», председателем которого являлся глава Советского торгпредства в Германии, вскоре после открытия первой международной линии из Москвы продлило ее до Берлина и ввело каждодневную отправку самолетов. Маршрут полетов по этой трассе проходил через Смоленск или Великие Луки и Ригу.

Вернемся, однако, к первой советской авиамарке. Она была выполнена типографской печатью, но надпечатка была сделана литографская. Марка не имела зубцов и водяного знака. Благодаря тому, что полулисты в некоторых случаях имели обратное расположение марок встречаются их пары с расположением тет-беш. Известны экземпляры марки с перевернутой надпечаткой, двойной надпечаткой, недопечатанным хвостом самолета.

Первая советская авиамарка вызвала большой интерес у зарубежных коллекционеров, поскольку к этому времени сравнительно немногие страны выпускали специальные марки для авиакорреспонденции. Об интересе к этой марке говорит быстрый рост ее оценки в иностранных каталогах. Так «Цумштейн» оценивал гашеный экземпляр этой марки в 1924 году в 6 франков, в следующем 1925 г. в 12, в 1928 г. в 31 франк.

К сожалению, такой повышенный интерес к этой марке привлек к себе внимание не только коллекционеров, но и фальсификаторов, которые создали целый ряд подделок, причем, нередко выполненных настолько тщательно, что появление большого числа фальсификатов вызвало даже снижение цены на оригинальные марки. Так уже в 1930 г. стоимость гашеной марки снизилась до 18 франков, в 1932 г. до 12, а в 1935 г. она оценивалась всего в 2,5 франка. Подделки этой марки встречаются нередко, и поэтому несомненный интерес представляют указания на признаки, по которым можно отличить настоящую марку от подделанной.

Следует, однако, оговориться, что подробно описать все встречающиеся подделки довольно трудно, так как изготовлялись они многими иностранными «авторами». Можно лишь указать на наиболее часто встречающиеся подделки с их характерными признаками.

Один из первых фальсификатов был изготовлен из марки № 60, синий фон, которой был химическим путем изменен на зеленый, после чего на марке была сделана надпечатка самолета. Однако вскоре начали подделывать и оригинал марки, ставя на таком фальсификате фальшивую же надпечатку самолета. Общим признаком таких подделок является выполнение их литографским способом. В отличие от типографских оригиналов, у фальсификатов нет характерной вдавленности рисунка, лучше всего видной с обратной стороны марки. Подделки марки выполнялись, главным образом, в буржуазной Эстонии, в частности, известными фальсификаторами Куллем и Симеоном. Изготовлены эти подделки во многих случаях очень хорошо, и отличить их от оригиналов можно только по мелким деталям рисунка.

Один из наиболее часто встречающихся фальсификатов, который в дальнейшем будем называть № 1, почти полностью отвечает оригиналу по бумаге и краскам. Лишь зеленый цвет является несколько более светлым и «холодным», чем сочный травяной зеленый цвет настоящей марки. Характерным признаком фальсификата является, кроме того, вторая линия рамки, которая у оригинала имеет большую толщину, чем первая линия; у подделки вторая линия такая же по толщине как первая и значительно тоньше четвертой. Кроме того, у фальсификата штрих на колене рабочего стоит значительно ниже, чем у подлинной марки. Следует отметить, что эти подделки встречаются и гашеными, с хорошо различимыми деталями штемпелей, также фальсифицированными. Даты этих гашеннй могут быть различными.

Другой фальсификат, называемый условно № 2, изготовлялся квартблоками также в буржуазной Эстонии. От оригинальной марки он отличается прежде всего очень белой бумагой и меловым светло-зеленым цветом. Печать марки заметно хуже, чем у фальсификата 1. Очень четкая и ясная штриховка настоящей марки имеет у подделки многочисленные разрывы, а черный цвет печати у подделки нечистый и имеет ошибки. Также как у фальсификата 1, вторая обводящая рамка фальсификата 2 тонкая, а не утолщенная, как у оригинала. Штрих на колене рабочего у фальсификата 2 короче и сливается с контурной линией колена. Однако здесь нужно заметить, что при жирном наложении краски и у оригинала обе линии могут слиться.

Подделку возможно установить и по надпечатке самолета. Прежде всего у фальсификатов длина самолета, от головы до конца фюзеляжа, на ½ мм короче, чем у настоящей марки. Краска надпечатки у настоящих марок сочного блестящего вишневого цвета, тогда как v обоих фальсификатов скорее всего киноварного, без какого-либо глянца и часто расплывшаяся. Характерной особенностью рисунка самолета в обоих подделках является закругленное теневое присоединение фюзеляжа к левому крылу. Плоскость на хвосте фюзеляжа самолета у настоящей марки посажена по середине фюзеляжа, у фальсификата 1 она сдвинута несколько вниз и влево, у фальсификата 2 этот сдвиг еще больше.

В. Притула