an image
Поиск
Это интересно

Необычный почтальон

Однажды лесник местечка Шафенбург (ФРГ) наткнулся в зарослях на дикую кабаниху с поросенком. Самку он убил, а детеныша принес домой. Поросенка кормили молоком, а когда ему исполнился год, лесник стал брать его с собой в город, где получал почту. Постепенно поросенок привык к поводку, к глухой дороге через дремучий лес и шумному городу. Как-то лесник отправил прирученного зверя за почтой одного. Не очень-то он был уверен в успехе, но уже через несколько часов поросенок, весело похрюкивая, был у порога дома с полной сумкой. С тех пор поросенок регулярно раз в неделю ходил в город за почтой один.

Анонс

Почтовая марка как предмет изобразительного искусства

ДЕКОРАТИВНОСТЬ, «РАМА» И «КАРТИНА»

Маленькая почтовая марка чрезвычайно сложна по своей художественной структуре. В самом деле: она является единством предметно-декоративного и информационно-изобразительного начала; единством «рамы» и «картины»; текста и сюжета; орнамента и эпоса; полиграфии и графики; функции и искусства; наконец, эстетики и художественности. «Образ» почтовой марки сложный, противоречивый. И столь же сложны, противоречивы ее форма и содержание, их единство в филателистической графике.

Примирение этих противоречий, поиски единства предметной формы и изобразительного содержания в марке — важнейшая и интереснейшая задача для художника-графика. Такого рода единство может быть названо декоративностью (конечно, достаточно приблизительно). Итак, декоративность — единство, общность предметного, орнаментального и собственно изобразительного, образно наглядного украшения и «оформления» с сюжетом и «иллюстрацией», а не только декор, орнамент, обрамление. Если, скажем, в книге ее оформление, рисунки-иллюстрации бытуют более или менее раздельно, то в почтовой марке они практически неразрывны, так как связаны самым тесным образом друг с другом как стилем и композицией, так и материальными границами единичной миниатюрной плоскости.

Сказанное не означает, что декоративность присутствует только в марках-одиночках. Она должна быть и в серии. И в любом случае единство должно быть живым и естественным, а не эклектическим смешением разнородных приемов. Это единство должно стать «стилем», искусством. Прекрасный пример декоративного синтеза как в отдельных марках, так и во всей крупноформатной серии из 6-ти марок — 10-летие канала им. Москвы художника В. Завьялова, 1947 г. В этой серии — тонкая и точная игра повторяющихся и неповторяющихся элементов: вертикальная карта, флаг, горизонтальные виды гидротехнических сооружений.

Более непосредственно, да и более понятно, декоративность выступает как знакомое любому филателисту единство, сочетание «рамы» и «картины». Нетрудно показать, что в любом случае мы имеем дело с одной и той же стилевой схемой: орнаментальное обрамление и номинал по краям; изобразительный материал: портрет, пейзаж — посредине.

Эта схема может варьироваться до бесконечности.

Рама — от сложного, пышного декора, заполняющего временами все рабочее поле марки, до тонкой полоски, простого края прямоугольника, до полного отсутствия рамки, тогда ее роль играют зубцы, перфорация.

Картина — от простейших шрифтовых, цифровых, знаковых символов, почтовых рожков, гербов до подробнейших и детальнейших репродукций с произведений станковой живописи, самых настоящих крупноформатных марок-картин. Основная схема «рама-картина» может усложняться. Тогда на марке появляются несколько рам, медальоны, картуши, свитки, несколько картин — портрет, сцена, памятник, соподчиненных как декоративно и орнаментально, так и изобразительно. Типовой характер схемы не означает ее однообразия, так же как и любое ее усложнение не обязательно связано со зрительным богатством.

Блоки марок также повторяют классическую схему. Интересно, что роль рамки обычно играет сам блок, его рисунок, а роль картинки — воспроизведенная, повторенная на нем марка или несколько марок.

Всего нашими художниками-марочниками выпущено свыше 30 блоков. Но, к сожалению, большинство из них портит как раз это непонимание элементарного закона контраста между «рамкой» (блоком) и «картинкой» (марками). В результате большинство наших блоков грубы и аляповаты. Там же, где этот контраст — декорации и рисунка, рамы и портрета, контура и цвета— учитывается, там наши наибольшие «блочные» удачи, даже несмотря на их простоту, например, блоки №№ 1179, 1180, 1181 и особенно ленинский блок № 3160 худ. И. Дубасова, 1964 г.

То же можно сказать и о марках с купоном. Купон — как бы своеобразная «рама» к собственно марке, в которой тем самым «картина» как бы усиливается. Поэтому такого рода марку не следует перегружать украшениями, а в купон не следует вводить явно изобразительный материал. Положительные примеры— марки с купоном №№ 1439, 2217, 2843. Отрицательные примеры — марки с купоном №№ 2590, 2712, 2714. Приведенные примеры — нехитрые, но убедительные. Они наглядно говорят об огромном значении, о «силе» простейших законов восприятия, композиции, «пятна». Не знать или игнорировать их — значит, окончательно погубить или непоправимо испортить самую яркую выдумку, самую добросовестную работу.

То или иное частное, конкретное единство декоративного и изобразительного, рамы и картины зависит от многих факторов. Законы такого единства, такой «декоративности», ни в коем случае не следует понимать догматически, но лишь как общую тенденцию. Талант и вкус художника-марочника, его знания, мастерство, наконец, его любовь к филателистической миниатюре подскажут ему каждый раз, как необходимо поступить в том или ином творческом случае. Мы здесь можем отметить лишь самое общее, да и то в приблизительной, нестрогой форме.

Продолжение ...

Контакты
an image

Уральский центр частных коллекций

620075 Екатеринбург, ул. Красноармейская, 10, Бизнес-центр Антей.
E-mail: Данный адрес e-mail защищен от спам-ботов, Вам необходимо включить Javascript для его просмотра.
 
 
 
 


Меморандум Сакорафоса

Тематика первых олимпийских марок. Филателия субсидирует организацию древних игр. Старт 6 апреля 1896 года

История олимпийской филателии насчитывает много лет. Она тесно связана с историей олимпийских игр. Почтовые марки стали своеобразными «участниками» этих интересных международных соревнований.

В 1892 году 29-летний француз Пьер де Кубертен выступил в Сорбонском университете в Париже с необычным докладом. Он блестяще обосновал необходимость возрождения олимпийских игр. Два года спустя в Сорбонне состоялась учредительная сессия МОК — Международного олимпийского комитета. Среди посланцев тридцати четырех государств был и представитель России.

Свои цели и задачи МОК провозгласил в решении, единодушно принятом по предложению Кубертена: «В интересах оживления и поощрения физических упражнений, а особенно в интересах установления дружеских отношений между народами, устраивать — в соответствии с эллинскими олимпиадами — спортивные игры каждые четыре года и пригласить к участию все нации». А через несколько дней было объявлено, что первые олимпийские игры состоятся в 1896 г. в Афинах.

Однако Международный олимпийский комитет тут же столкнулся с непредвиденными затруднениями. Они оказались настолько серьезными, что премьер-министр сообщил Пьеру де Кубертену об отказе Греции проводить игры. С большим трудом олимпийский комитет добился от греческого короля согласия организовать кампанию по сбору средств для их проведения.

Часть денег пожертвовали купцы. Одному из них даже установили памятник на Афинском стадионе. Но пожертвований было явно недостаточно, И вот тут-то, весьма кстати, выступил с любопытным предложением основатель греческой ассоциации коллекционеров почтовых марок Деметрис Сакорафос, известный также и среди спортсменов. Он предложил выпустить первые в мире олимпийские марки. Его «меморандум», адресованный кронпринцу — председателю Греческого олимпийского комитета, содержал убедительные аргументы: такой выпуск сулил большие моральные и материальные выгоды...

Многим понравилась идея Сакорафоса. Его «меморандум» обсуждался в газетах и был одобрен Олимпийским комитетом. Правительство, испытывавшее значительные финансовые затруднения, ухватилось за идею Сакорафоса.

Председатель греческой легкоатлетической ассоциации Константин Викелас был депутатом парламента. 15 июля 1895 года он выступил на заседании этого высшего законодательского органа и горячо поддержал предложение об издании памятных почтовых марок. Парламент утвердил закон о выпуске первых в мире олимпийских марок. В книге «Олимпийские игры 1896 года» тогдашний генеральный секретарь национального Олимпийского комитета кронпринц Константин сообщает, что от продажи этих знаков почтовой оплаты греческое правительство выручило 400 тысяч драхм. После выпуска олимпийских марок, в соответствии с решением правительства, успех организации олимпийских игр был предрешен.

Так коллекционеры поддержали возобновление древней традиции. Прецедент был создан. Впоследствии правительства многих стран не раз прибегали к помощи филателии, чтобы покрыть бюджетные расходы по проведению олимпийских игр.

Что же определило тематику первых олимпийских марок? Истоки ее восходят к глубокой древности. В 70-х годах прошлого века на территории легендарной Олимпии проводились археологические раскопки. Результаты их были сенсационными. За короткое время удалось обнаружить произведения эллинской скульптуры. Они заняли достойное место среди шедевров мировой культуры. Успехи археологов имели далеко идущие последствия: в искусстве они дополнили картину древней цивилизации, а интерес общественности к олимпиадам античности возрос.

Естественно, что найденные в Олимпии древние скульптуры, донесшие до наших дней классическую гармонию и атлетизм античных спортсменов, вдохновили и автора первых в мире олимпийских марок. Серия состояла из 12 почтовых миниатюр с восемью сюжетами. Эскизы марок создал француз профессор Хилье-рон. Гравюры по его рисункам изготовил опытный гравер Е. Мушон. Печатались марки в Париже, в правительственной типографии. Весь тираж отпечатан на бумаге без водяных знаков.

Марки поступили в почтовое обращение на следующий же день после торжественного открытия первой Олимпиады — 6 апреля 1896 года. Интересно, что на штемпелях афинской почты, которыми гасили марки в первый день обращения, стоит совсем другая дата: 25 марта. Это приводит в недоумение филателистов. Но загадка объясняется просто. Общепринятый грегори-анский календарь был введен в Греции, как в Советском Союзе, позже, чем в других странах. (В нашей стране — в 1918 году, в Греции — в 1923).

В серии восемь неповторяющихся сюжетов: кулачные бойцы, дискобол, античная амфора, гонки колесниц, древний стадион на фоне Акрополя, Гермес с младенцем Дионисом, богиня победы Нике, Акрополь. Все марки вышли разными тиражами. Самый большой тираж — 4 миллиона — был у марок номиналом 1 и 20 лепт, изображавших кулачных бойцов и античную амфору. Самый малый тираж — 24 тысячи и 52 тысячи — имели марки номиналом 60 лепт и 10 драхм, на которых изображены соответственно гонки колесниц и Акрополь.

На двенадцати марках воспроизведены, главным образом, сюжеты из истории древних олимпиад. Но есть в серии две марки, о которых стоит рассказать особо.

Одна из них — номиналом в 1 драхму — изображает античный стадион IV-го века до нашей эры на фоне знаменитого Афинского Акрополя В стародавние времена атлеты Эллады состязались на стадионе в Афинах. Это были так называемые Панафинейские игры. Вторая марка — номиналом в 10 драхм — показывает одно из самых красивых сооружений греческой столицы — древний Акрополь с Парфеноном...

Так почему же эти знаки почтовой оплаты, не имеющие непосредственного отношения к древней Олимпии, были включены в серию? Любознательный филателист, ищущий ответ на этот вопрос в каталогах и справочниках, не находит его. Да и не может найти.

Дело в том, что эти две марки возвращают нас от олимпиад древности к современным олимпийским играм. Именно на реставрированном беломраморном стадионе Афин и состоялась первая олимпиада нашего времени, отмеченная марками 1896 года. Что же касается Акрополя с Парфеноном на 10-драхмовой марке, то они символизируют Афины—-место проведения первых Олимпийских игр. А в древности оно считалось священным. Его прославляли поэты и художники. Об этой традиции вспомнили, когда возродили олимпийские соревнования. Так появились на знаках почтовой оплаты пенаты первой олимпиады нашего времени.

Марки этой Олимпиады интересны и дороги филателисту еще и как мастерские репродукции произведений античного искусства.

Красота и экспрессия движения, воплощенные в мраморе и бронзе, до сих пор восхищают своим совершенством. Впервые на графических миниатюрах—почтовых марках — столь ярко воплощен симбиоз спорта и искусства. Это сразу выделило серию среди прочих почтовых выпусков того времени. Маркам Греции в честь первой Олимпиады было суждено большое будущее...

За все десятилетия олимпийской филателии не появлялось больше столь достопримечательной серии. С ней связано много интересных фактов. Об ее возникновении и сюжетах, злоключениях и пестрой судьбе, наверняка, будет написана целая книжка... Богатая история греческой серии 1896 года дала одному филателистическому исследователю основание назвать эту историю... своеобразной Одиссеей,.

Однако миновали годы и десятилетия, прежде чем эти марки стали в одинаковой степени дороги и желанны как для «жреца олимпийской филателии», так и для собирателя коллекции почтовых миниатюр на тему об искусстве. Вначале судьба серии складывалась весьма неблагоприятно. И прежде чем стать белым лебедем, она долго считалась гадким утенком...

...Не прошло и года после выпуска первых олимпийских марок, как одна из американских филателистических фирм занесла их в свой черный список. Необычно высокие номиналы этих знаков почтовой оплаты и большой спрос на них (печатали их очень медленно) дали повод заподозрить греческую почту в спекуляции. Греческие фирмы сделали запасы марок, но поскольку в то время коллекционеров было мало, запасы не разошлись. Чтобы избежать банкротства, неудачливые дельцы распродали остатки со скидкой в десять процентов.

На этом злоключения первенцев олимпийской филателии не закончились. В апреле 1897 года большое количество марок захватили турки во время оккупации Северной Фессалии — земледельческого района Греции. Тогда греческое правительство специальным «защитным штемпелем решило выделить оставшуюся в его руках часть тиража. На всех двенадцати марках серии сделали надпечатку штемпеля с гербовым щитом в центре и названием соответствующего района. Любопытно, что вначале надпечатка была на лицевой, а затем на клеевой стороне марки. В 1900—1901 годах в связи с повышением почтовых тарифов, на олимпийских марках пяти номиналов была надпечатана новая стоимость.

И неудивительно, что теперь, спустя много лет после выпуска серии, все 12 марок можно встретить лишь у немногих коллекционеров.

Большой интерес для филателистов представляют конверты того времени с олимпийскими марками. Бурная история Балканского полуострова не щадила реликвий, а истинную ценность почтовых сувениров люди узнали значительно позже. Когда же стало ясно, что таких конвертов осталось совсем немного, искать их уже было бесполезно...

Первая олимпийская серия. Ее история, к сожалению, связана с разоблачением фальсификаций. Большой знаток олимпийской филателии англичанин Эрнест Трори провел серьезную исследовательскую работу, которую назвал: «Фальшивки греческих почтовых марок 1896 года». Он изучил полиграфические особенности этой серии. Ему удалось установить, что шесть знаков почтовой оплаты — номиналом от 40 лепт до 10 драхм — бывают фальшивыми. Десятидрахмовая марка уже много-много лет встречается, как правило, только фальшивая. Кроме того, Э. Трори приходилось встречать фальшивые надпечатки на марках-подделках и фальшивые марки, погашенные фальшивым штемпелем. Кстати, эта разработка отмечена золотой медалью на Международной филателистической выставке в Римини в 1964 г.

Появление подделок не случайно. Спрос рождает предложение. Коллекционеры всегда стремятся пополнить свои альбомы хорошими экземплярами старых марок. Настоящие же знаки почтовой оплаты, как правило, доходят до нас порядком потрепанными. «Фальшивомарочники» ловко этим пользуются. Их «экземпляры» всегда выглядят свежими...

Все серьезные исследователи пришли к выводу, что среди хорошо сохранившихся экземпляров олимпийских марок Греции первого выпуска (номиналом 5 и 10 драхм, а также 40 и 60 лепт) очень мало подлинных. Опознать настоящие марки этого выпуска довольно сложно. Поэтому подробные примеры и иллюстрации — предмет особого разговора. Заинтересованным можно порекомендовать уже упомянутую работу Э. Трори.

Рассказ о первой в мире олимпийской серии будет не полным, если не подчеркнуть одно немаловажное обстоятельство. Все двенадцать марок обращены в далекое прошлое. О том, что серия все-таки посвящена играм современным, скупо напоминают только надписи. С легкой руки греческой почты эта консервативная традиция определяла содержание всех олимпийских выпусков на протяжении трех десятилетий — вплоть до IX Олимпиады 1928 года в Амстердаме.

Лишь много лет спустя, греческое почтовое ведомство вновь решило отдать дань памяти первых олимпийских игр нашего времени. Этому историческому событию была посвящена малоизвестная греческая открытка, на которой воспроизведена подпись Люиса Спироса—простого греческого крестьянина — почтальона, победившего в марафонском беге. Спирос завоевал самую почетную золотую медаль. Ведь первый в мире марафон проходил по тому же пути, по которому бежал знаменитый солдат, принесший в 490 году до нашей эры весть о победе над персами.

Спортсмены царской России не смогли принять официального участия в первой олимпиаде из-за недостатка средств. Несколько спортсменов из Одессы решили отправиться в Афины на свой страх и риск и, конечно, на свои деньги, которых хватило лишь до Турции. Пришлось с полдороги вернуться обратно. Правда, один из борцов добрался до Афин, записался для участия в турнире, но на ковер не вышел.

А как отмечен в филателии основоположник современных олимпиад?

Первые марки, посвященные Пьеру де Кубертену, появились уже два года спустя после его смерти. Их выпустила почта маленькой Республики Гаити в 1939 году. По предложению председателя национального олимпийского комитета этой первой негритянской республики Андре Шевалье были выпущены три марки. Так мир узнал о существовании гаитянского олимпийского комитета. (Его организатор действовал без ведома Международного олимпийского комитета). Любопытно, что покойный энтузиаст олимпийской идеи и президент МОК как бы продолжал служить развитию спорта: наценка на первые «кубертеновские» марки пошла в фонд строительства стадиона в Порт-о-Пренсе — столице республики. Тираж выпуска был ничтожным: всего 6296 серий. Это едва ли не самые редкие сегодня олимпийские марки. Двадцать лет спустя почта Гаити вновь посвятила Кубертену одну марку, а также блок, выпущенный в честь XVII Олимпиады в Риме.

Марки в честь Кубертена стали появляться периодически. Сын скромного почтового чиновника удостоился больших почестей, чем иные коронованные особы. На марках многих королевств и империй царствующие династии «соперничали» с Кубертеном по количеству посвященных им выпусков. И Кубертен выдержал это «соперничество». В 1956 году на родине Кубертена вышла марка с портретом «отца олимпийской идеи», великого гражданина Франции. Ее приурочили к 60-летию возобновления олимпийской традиции.

В истории спортивных марок есть одна своеобразная серия. На семи марках республики Сан Марино — портреты крупных деятелей международного олимпийского движения. Любопытно, что серия открывается и завершается марками, посвященными Пьеру Кубертену. Наиболее «урожайным» на марки в честь Кубертена стал год 1963, когда отмечалось столетие со дня его рождения. О великом энтузиасте напомнили почтовые ведомства многих стран.

К 100-летию со дня рождения Кубертена, кроме почтовых марок, была выпущена оригинальная виньетка, и производились специальные гашения.

Несколько слов о специальных штемпелях в честь Кубертена. Помимо традиционных штемпелей первого дня, есть в немногих коллекциях филателистов и два весьма любопытных.

В своем завещании Пьер Кубертен просил захоронить его сердце в развалинах древнегреческого стадиона в Олимпии. Воля его была выполнена в 1938 году. А спустя четверть века — вся корреспонденция, отправлявшаяся из местного почтового отделения, гасилась красным штемпелем с изображением сердца и олимпийских факелов. Надпись по-французски гласит: «25 лет захоронения сердца Пьера Кубертена в Олимпии».

Вторым штемпелем, спустя полгода, отмечалось 100-летие со дня рождения основоположника современных олимпиад. На рисунке изображен портрет Кубертена.

Почтовую «эстафету» в честь Кубертена принимают молодые государства Африки. Почин сделан почтовым ведомством Нигерии. На марке, посвященной Олимпиаде 1964 года в Токио, изображен негритянский спортсмен. В овале — портрет Кубертена. Марка напоминает о том, что он был решительным противником расовой сегрегации в спорте.

Филателист, коллекционирующий «олимпийские» марки, не должен забывать о том, что марки с портретом основоположника олимпийских игр должны быть рядом с марками, посвященными его детищу — Олимпиаде.

М. Левин, Е. Сашенков