an image
Поиск
Это интересно

Вопрос:

Мне бы хотелось получить ответы на такие вопросы:

1. Может ли принять участие в выставке рядовой коллекционер?

2. Каков стандартный размер листа для выставочного стенда?

Эксперт:

1. Конечно, любой филателист может представить свою коллекцию на выставку. Для этого нужно обратиться в Выставочный отдел ВОФ, если речь идет о международной выставке, или в оргкомитет выставки, если она проводится в нашей стране.

2. Формат стандартного листа для выставочного стенда 275 × 310 мм.

Анонс

Земская почта России

ОТ РЕДАКЦИИ

За последнее время, после 100-летнего юбилея первой земской почтовой марки, значительно возрос интерес коллекционеров к земской почте. Однако литературы на эту тему немного. До сих пор основным, если не единственным, пособием является каталог «Земские почтовые марки», изданный в 1925 году под редакцией Ф. Г. Чучина. Выпущенный тиражом всего в 2 тыс. экземпляров, он стал теперь библиографической редкостью. За истекшие годы удалось обнаружить неизвестные ранее марки, сведения о земской почте стали полнее. В публикуемой ниже статье коллекционеры Л. С. Семенов и В. И. Флитвуд, рассказывая о земской почте и ее марках, сообщают некоторые, не публиковавшиеся до сего времени сведения об интереснейшем периоде истории русской почты.

В истории почтовой связи России земская почта сыграла большую и прогрессивную роль. Благодаря ей стала возможной связь самых отдаленных и глухих уголков страны с культурными центрами. Земская почта возникла в шестидесятых годах 19 века. Тогда государственные почтовые конторы были, главным образом, в уездных городах. Государственная почта доставляла корреспонденцию обычно только до уездного города. Дальше ее везла земская почта. Если письма пересылались из селений за пределы уезда, связь осуществлялась в обратном порядке. В обоих случаях на конверт наклеивали марки государственной и земской почты. Если письмо пересылали в пределах уезда, его франкировали только земской маркой.

В начале своей деятельности земские почтовые учреждения не были легализованы какими-либо правительственными постановлениями. Однако уже к 1870 году они настолько хорошо зарекомендовали себя, что Министерство внутренних дел, через почтовый департамент, официально разрешило земским управам организовывать местную почту, а в «Земском положении» (от 12 июня 1890 года) земским управам уже вменялось в обязанность устройство и содержание уездной почты.

Создание земской почты было не легким делом, особенно в северных уездах, которые по территории превосходили некоторые западноевропейские государства. Кроме того, во многих из них не было хороших дорог. А простым труженикам-почтальонам и ямщикам — никто даже не пытался создать сколько-нибудь сносных условий. Но несмотря на это, земская почта работала регулярно и даже по определенному расписанию. Например, в Островском уезде Псковской губернии земская почта согласно протоколу земского собрания была введена с 20 января 1875 г. с расписанием движения почты по двум трассам: 1) восточной—с выездом из города Острова по вторникам и пятницам, и 2) западной—по понедельникам и четвергам. В Ржевском уезде конная почта уходила из Ржева также дважды в неделю-—по четвергам и воскресеньям. Скорость движения была 40 верст в сутки. В южных, степных уездах, конная почта двигалась быстрее: в Херсонском уезде она проходила за сутки 80 верст. О широкой деятельности земской почты можно судить хотя бы по тому, что, например, в Херсонском уезде в 1904 г. через земскую почту прошло 508 860 отправлений, в том числе и казенных пакетов.

Для оплаты почтовых расходов, земским уездным почтам разрешалось иметь собственные почтовые марки, но с обязательным условием: ни по рисунку, ни по цвету они не должны походить на марки государственной почты, в их рисунке не должно быть эмблемы государственной почты — почтовых рожков. Поэтому, первые марки Мелитопольского уезда (1866—1869 гг.), отдаленно напоминающие государственные, были изъяты из обращения и вскоре стали филателистической редкостью. В дальнейшем эти требования к рисункам земских марок соблюдались не слишком строго, и позднейшие выпуски марок некоторых уездов (Боровичского, Бугульминского, Моршанского и Тверского) сходны по рисунку с общегосударственными.

Первая земская марка появилась в Шлиссельбургском уезде Петербургской губернии в 1865 году, то есть спустя семь лет после «рождения» первой русской почтовой марки. Всего их вышло 3595 (по каталогу Ф. Г. Чучина). Многие земские марки (примерно 274) вскоре стали чрезвычайно редкими. Произошло это отчасти потому, что некоторые земства отказывались высылать свои марки коллекционерам, другие же издавали их весьма малыми тиражами. Например, марки Лохвицкого и Ржевского уездов были изданы в количестве 100—375 штук. Обычно же марке земской почты имели тиражи до 100 000 экз.

Многое еще неизвестно о земских марках и особенно их тиражах, много еще предстоит сделать открытий тем, кто займется специальными исследованиями и изучением архивных материалов. Ведь некоторые земские марки, например, одна из выпусков Чистопольского уезда, (№ 4 по каталогу Ф. Г. Чучина) были «открыты» спустя много лет после их издания.

Специфические особенности земской почты, обслуживавшей сельские местности, зачастую весьма удаленные от промышленных и культурных центров, наложили свой отпечаток на способы изготовления, форму, размер и другие черты земских марок. Марки ряда уездов, в особенности их первые выпуски, изготовлялись с помощью ручных металлических штемпелей, хранившихся в земских управах. Таковы марки Демянского, Крапивенского, Ясского уездов и первые выпуски марок Тихвинского уезда (рис. 1). Наличие в земских управах таких штемпелей во многих случаях приводило к появлению новоделов, изготовленных чиновниками земских управ по просьбам торговцев марками и коллекционеров.

Значительная часть земских марок печаталась в местных (уездных) типографиях, чем обусловлено широкое использование при их изготовлении обычного типографского набора. Таковы, например, отдельные выпуски марок Белозерского, (рис. 2) Арда-товского, Грязовецкого уездов и почти все марки Бежецкого уезда. Большинство марок печаталось литографским способом, при этом не обходилось и без курьезов. Например, марки Грязовецкого уезда, выпуска 1892 г., печатались одним камнем вместе с разноцветными обертками для различных сортов чая. Отсюда, 6 различных цветов марок одного рисунка и достоинства, печатавшихся к тому же на тонкой бумаге для чайных оберток.

Известен и такой весьма любопытный, редчайший в своем роде случай издания почтовых марок: в Тихвинском уезде, марки выпуска 1878 г. раскрашивались почтовыми чиновниками вручную акварельными красками. А вот отдельные выпуски марок Лохвицкого и Арзамасского уездов печатались даже на гектографе. Марки Лохвицы были выпущены ограниченным тиражом (250 шт.), марки же Арзамасского уезда (рис. 3) выдержали 28 изданий и были отпечатаны в количестве 70 000 штук. Сравнительно редко рисунки земских марок гравировались. К таким относятся первые выпуски марок Псковского и Островского уездов, печатавшиеся поодиночке в одной из типографий С.-Петербурга. Марки наклеивались на небольшие листки бумаги и в таком виде пересылались земским управам.

Некоторые земские марки, например, марки Лебедянского уезда отличаются высоким художественным и техническим исполнением, с рельефным тиснением отдельных деталей рисунка. Отдельные выпуски марок, (например, Васильевского уезда Нижегородской губ.) исполнены только рельефным тиснением, без применения красок.

Одной из характерных особенностей земских мерок является разнообразие их размеров и форм. Первые марки Тамбовского уезда, представляющие собой большую редкость, имеют размер 11¼ × 14 мм. Они являются одними из самых маленьких почтовых марок мира. Марки второго выпуска этого уезда больше (13½ × 16½ мм), но и они также весьма миниатюрны (рис. 4).

Самой крупной можно считать марку Лохвицкого уезда (1911 г.). Ее размер — 34½ × 46 мм. Последующие выпуски марок этого уезда (1911 — 12 гг. и 1915 г.) несколько меньше. Большими размерами отличаются некоторые марки Гадячского, Констан-тиноградского и Краснинского уездов.

Многие земские марки имеют форму лежачего и стоячего ромба, круга и овала. Овальные и круглые марки вырубались специальными штампами и нередко, имеют фестоны в виде зубчиков (рис. 5). Крупные размеры, а также ромбическая и округлая форма марок, во многих случаях, обусловлены практическими соображениями. Дело в том, что в сельских местностях не всегда можно было достать конверты и клей. Поэтому земские марки часто выполняли роль облаток для заклейки сложенных конвертом писем.

Особенностью, известной только в земской почте, были марки с талонами и марки, с написанными на них номерами. Марки с талонами выпускались в Задонском и Котельническом уездах (рис. 6). Причем, марки Задонского уезда имели номер на марке и на талоне, а Котельнического уезда только на талоне. При наклейке марки на письмо талон отрывался и вручался чиновнику государственной почты как расписка в приеме письма земской почты. Номер, проставляемый на талоне и часто на марке, гарантировал отправку и вручение письма получателю.

Иногда марки различного рисунка, но одного достоинства и цвета располагались на одном и том же листе. Больше всего марок печаталось таким способом в Грязовецком уезде в 1893—94 гг. Подобным образом, издавались некоторые марки Бежецкого, Бобровского и Ростовского-на-Дону уездов. В Псковском уезде в 1910 г. марки одного рисунка, но различного цвета и достоинства (от 1 до 10 коп.), печатались на одном листе последовательно в 6 вертикальных рядах; поэтому различные марки встречаются вместе в блоках.

Продолжение ...

Контакты
an image

Уральский центр частных коллекций

620075 Екатеринбург, ул. Красноармейская, 10, Бизнес-центр Антей.
E-mail: Данный адрес e-mail защищен от спам-ботов, Вам необходимо включить Javascript для его просмотра.
 
 
 
 


Советские почтовые тарифы. 1923 – 1967

25.2.1938

Постановлением Совета Народных Комиссаров СССР от 10 февраля 1933 г. с 25 февраля вводились новые тарифы на пересылку внутренней корреспонденции:

почтовая карточка:

местная — 5 коп.,

иногородняя — 15 коп.,

простое закрытое письмо:

местное — 10 коп.,

иногороднее — 20 коп.

дополнительный сбор за заказ — 20 коп.

Судя по тарифам, нетрудно догадаться, марки каких номиналов предпочтительнее всего издавались почтой в те годы. И действительно, просматривая советские выпуски 1933—1938 гг., когда одна за одной выходили красочные коммеморативные серии, невольно замечаешь обилие почтовых знаков 20-копеечного достоинства. С таким номиналом выходили отдельные марки «Орден Красного Знамени» (1933 г., № 480), «Шота Руставели» (1933 г., № 618) и целые серии — «Государственные гербы Союзных республик» (1938 г., №№ 637—647). Номинал в 20 коп. есть почти в каждой серии тех лет, и всюду марка издается наибольшим тиражом. Вот, например, серия 1934 г, с изображением гранитного Мавзолея В. И. Ленина (№№ 495—500):

5 коп. — 200 000 шт.

10 коп. — 100 000 шт.

15 коп. — 500 000 шт.

20 коп. — 500 000 шт.

35 коп. — 50 000 шт.,

или выпуск 1935 г., посвященный Ф. Энгельсу (№№ 552—555):

5 коп. — 200 000 шт.

10 коп. —75 000 шт.

15 коп. —60 000 шт.

20 коп. — 200 000 шт.

Марка в 20 коп. заметно выделяется среди других. Номиналы же 15 и 35 коп., служившие для франкировки международной корреспонденции (вспомните тарифы от 1 июля 1930 г.), естественно, издавались меньшими тиражами, и потому встречаются сегодня реже остальных. Но отчего так велик выпуск знаков 5-копеечного достоинства? Дело в том, что тиражи некоторых номиналов коммеморативных серий обусловливались не только тарифами. Интерес к советским почтовым миниатюрам в те годы настолько вырос, что марки невысоких номиналов: в 1, 2, 3, 4 и 5 коп., которые охотно раскупались на почте, поневоле приходилось издавать большим тиражом. Вот, например, популярная спортивная серия 1935 г. «Всемирная спартакиада» (№№ 542—551):

1 коп. — 200 000 шт.

2 коп. — 200 000 шт.

3 коп. — 200 000 шт.

4 коп. — 200 000 шт.

5 коп. — 200 000 шт.

10 коп. — 75 000 шт.

15 коп. — 60 000 шт.

20 коп. — 100 000 шт.

35 коп. — 60 000 шт.

40 коп. — 100 000 шт.

Такая пропаганда советской марки, безусловно, сыграла положительную роль: прекрасно исполненные коммеморативные выпуски 1933—1935 гг. и по сей день занимают почетное место во многих филателистических коллекциях.

Рассказ о тарифах и тиражах был бы неполным, если не упомянуть об удивительной судьбе почтового номинала в 25 копеек. Поистине редкий номинал! Впервые советская марка такого достоинства появилась только в 1935 г., в серии, посвященной спасению челюскинцев (№№ 528—537). Серию предполагалось сделать из десяти почтовых миниатюр. Но поскольку, согласно тарифам, требовались, в основном, марки в 5, 10, 15, 20 и 40 коп., пришлось к серии добавить несколько «вспомогательных» номиналов, и среди них знак в 25 копеек, который к тарифам никакого отношения не имел. Он, конечно, вышел минимальным тиражом — 50 000 шт., причем ни в следующем, ни в ближайшем году марка с таким номиналом больше не поступала в обращение. Вторая советская марка достоинством в 25 копеек появилась лишь... через 13 лет, в конце 1948 г., когда по новым тарифам ею стали оплачивать пересылку почтовой карточки. С тех пор номинал в 25 коп. становится обычным для советской почты. Пересылка внутренней корреспонденции «экспресс» и авиамеждународной корреспонденции в 1933—1935 гг, производилась по таксам, введенным еще в мае 1932 г. (см. пятые тарифы СССР). И только одно исключение было сделано за это время. На 3 августа 1935 г. намечался перелет советского летчика Сигизмунда Леваневского — из Москвы в США через Северный полюс. Специально для франкировки корреспонденции, отправляемой на борту самолета, выпускалась марка с портретом летчика с надпечаткой «Перелет МОСКВА — САН-ФРАНЦИСКО через Сев. полюс 1935» и новым номиналом—1 руб. Таков был тариф для этого спецрейса. Однако по техническим причинам перелет не состоялся. И вся принятая почта была отослана адресатам наземным путем. А на сами почтовые отправления был поставлен продолговатый штамп: «Возобновление полета МОСКВА—САН-ФРАНЦИСКО отложено до лета 1936 года. Корреспонденция направляется обычным порядком». К сожалению, следующая попытка в 1937 г. совершить задуманный перелет окончилась трагически: где-то над Северным полюсом самолет Леваневского пропал без вести... И марка с надпечаткой осталась своеобразным филателистическим памятником герою. С 1 мая 1936 г. были повышены тарифы на всю международную корреспонденцию:

почтовая карточка — 30 коп.

простое закрытое письмо — 50 коп. сбор за заказ — 80 коп.

дополнительный сбор за авиапересылку—1 руб. (независимо от страны назначения).

16.2.1938

Первая же большая серия марок, вышедшая вслед за тем, — «100-летие со дня смерти А. С. Пушкина» (февраль 1937 г., №№ 577—582) отразила все эти изменения. Начальные три ее номинала 10, 20, 40 коп. (марки с портретом поэта) предназначались для оплаты внутренней корреспонденции, следующие три 50, 80 коп. и 1 руб.) с изображением памятника—для международной.

Новые международные тарифы действовали сравнительно долго — четырнадцать лет. Но маркам для международной корреспонденции «повезло» меньше... С началом Великой Отечественной войны частная переписка с зарубежными странами сократилась. Все реже и реже выходили «международные» марки. Так, последний знак почтовой оплаты в 80 коп. вышел в 1940 г. («В. В. Маяковский» — № 778), и больше с таким номиналом марки не издавались (для той же цели в 1948 г. появились знаки в 40 коп.). А марка в 50 коп. за период 1941—1945 гг. вышла всего четыре раза. Но с окончанием войны 50-копеечные марки выходят все чаще и чаще — международный почтовый обмен активно налаживается, особенно со странами социалистического содружества.

Постановлением Совнаркома СССР от 2 февраля 1938 г. за № 112 с 16 февраля устанавливались новые таксы и тарифы за услуги связи. Однако эти изменения тарифов не коснулись стоимости пересылки основной письменной корреспонденции—она осталась прежней, введенной еще 25 февраля 1933 года. Но если величина тарифов не изменилась, то изменилось зато... одно из названий; отныне отменялась корреспонденция «экспресс» и вновь вводилась авиапочта. По традиции франкировать авиа-корреспонденцию разрешалось любыми знаками почтовой оплаты, невзирая на то, есть ли на них надпись «авиапочта» или нет.

5.2.1939

Согласно постановлению СНК СССР от 1 февраля 1939 г. за № 152 «Об изменении почтовых тарифов» с 6 февраля устанавливались следующие таксы («Бюллетень НКС»,

1939 г., № 4)

почтовая карточка:

местная —10 коп.

иногородняя — 20 коп.

простое закрытое письмо:

местное — 15 коп,

иногороднее — 30 коп.

сбор за заказ — 30 коп.

В марте—августе 1939 г. появились сразу два новых стандартных выпуска с номиналами 15, 30 и 60 коп.— Пятый (№№ 700—702) и Шестой (№№ 740—742). А вслед за стандартными марками начали поступать в обращение и художественные серии с новыми номиналами; одними из первых вышли: «Беспосадочный перелет Москва—Дальний Восток»—15, 30 и 60 коп. (№№ 710—712), «М. Е. Салтыков-Щедрин» — 15, 30, 45 и 60 коп. (№N2 744—747), «А. П. Чехов» — 10, 15, 20 и 30 коп. (№№ 762—765) и другие. В 1940 г. изменился тариф и на внутреннюю авиакорреспонденцию:

почтовая карточка — 60 коп.

закрытое письмо — 1 руб.

Интересная особенность — отсутствие в авиатарифах графы «заказное»; считалось, что все авиаписьма пересылаются на правах «заказных». Этим тарифам обязаны своим появлением несколько авиасерий, состоящих только из рублевых марок: «Памяти погибших героев стратосферы» (1944 г., №№ 918—920), Боевые самолеты» (1945 г., №№ 1024—1032) и другие.

16. 9. 1948

16 сентября 1948 г. введены новые почтовые тарифы. Они примечательны тем, что отменялось деление корреспонденции на местную и городскую, что упрощало обработку почтовых отправлений. Кроме того, не указывался более и дополнительный сбор «за заказ» (кроме авиапочты). Новые тарифы выглядели просто:

почтовая карточка — 25 коп.

простое закрытое письмо — 40 коп.

заказная карточка или письмо — 1 руб.

Но появилась новая строка:

художественная почтовая карточка — 40 коп. — для маркированных открыток, выпускать которые начало в то время Министерство связи СССР.

Что касается авиапересылки, то был введен дополнительный сбор «за заказ» — 1 руб. к тем тарифам, которые действовали до того дня.

Новые тарифы, естественно, «вызвали к жизни» новые номиналы и «изъяли» прежние: знаки оплаты в 30 коп., по существу, перестали выходить после декабря 1948 г., а с 1 января 1949 г. основными номиналами стали 25 и 40 копеек. Очень редко—после 1948 г. — издавались и марки в 60 коп.

31. 12. 1950

С 10 июня 1950 г. были снижены тарифы на пересылку международной корреспонденции — их приравняли, в основном, к тарифам внутренним:

почтовая карточка — 25 коп.

заказная — 95 коп.

простое закрытое письмо — 40 коп.

заказное— 1 руб. 10 коп.

дополнительный сбор за авиа — 1 руб.

Поскольку внутренние и международные тарифы совпали, не нужно было больше выпускать для последних специальные марки.

С 1 сентября 1957 г. тарифы на пересылку международной корреспонденции были вновь изменены:

почтовая карточка — 40 коп,

простое закрытое письмо — 60 коп. сбор за заказ — 1 руб.

дополнительный сбор за авиа остался тем же — 1 руб.

Чтобы население чаще пользовалось каким-либо видом почтового отправления, иногда снималась стоимость пересылки. Например, с 1960 года был снижен тариф на отправку внутренних авиаписем: и почтовая карточка, и закрытое письмо стоили по 60 копеек. А вскоре вышла и авиапочтовая марка такого достоинства — с изображением вертолета «МИ-4» (№ 2442).

1. 1. 1961

1 января 1961 года в стране было произведено изменение масштаба цен, 1 новый рубль стал равен 10 прежним. В соответствии с этим, согласно Постановлению Совета Министров СССР от 4 мая 1960 г. за № 470, были опубликованы новые тарифы на все услуги связи и начат выпуск знаков почтовой оплаты с номиналами в новых денежных единицах.

Тарифы на пересылку внутренней корреспонденции:

почтовая карточка — 3 коп.,

заказная — 10 коп.

простое закрытое письмо — 4 коп.,

заказное — 10 коп. По авиа:

почтовая карточка — 4 коп.,

заказная —10 коп.

простое закрытое письмо — 6 коп.,

заказное— 12 коп.

Тарифы на пересылку международной корреспонденции: почтовые отправления весом до 20 г.:

почтовая карточка — 4 коп.,

заказная — 10 коп.

простое закрытое письмо — 6 коп.,

заказное — 18 коп.

По авиа:

почтовая карточка — 14 коп., заказная — 26 коп.

простое закрытое письмо — 16 коп., заказное — 28 коп.

В обеспечение новых тарифов е январе — июле 1961 г. был издан Десятый стандартный выпуск почтовых марок СССР с номиналами в 1, 2, 3, 4, 6, 10, 12 и 16 коп. Впоследствии появились марки и более высоких номиналов—-20, 30, 50 коп. и 1 руб. Разумеется, чаще всего, значительными тиражами издаются знаки оплаты в 4, 6 и 10 коп. Высокую тиражность имеют и марки начальных достоинств —в 1, 2, 3 копейки. Таковы, например, тиражи серии 1964 г. «100-летие Московского зоопарка» (с зубцами, №№ 3089—3095):

1 и 2 коп. — по 5 млн. шт.

4, 6, и 10 коп — по 4 млн. шт.

12 и 16 коп. — по 3 млн. шт.

В конце 1966 г. в почтовых окошечках появился новый, Двенадцатый стандартный выпуск, с двенадцатью марками горизонтального формата. Номиналы новых художественных миниатюр, разумеется, назначены в соответствии с советскими почтовыми тарифами 1961 года.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

История выпуска советских марок переплетается с историей почтовых тарифов. Неудивительно поэтому, что разговор о тарифах за период с 1918 по 1967 год превратился, по существу, в рассказ о многих поступивших за то же время в обращение отечественных почтовых марках. Можно с уверенностью сказать, что без изучения действовавших в тот или иной период тарифов не сумеет обойтись ни один исследователь, если он серьезно увлечен историей советских марок. К сожалению, как уже отмечалось выше, в нашей филателистической литературе вопрос о почтовых тарифах до сих пор не поднимался вовсе. Но и настоящее исследование, конечно, ни в коей мере не решает всей задачи целиком. «Белые пятна» в тарифах требуют дальнейшей исследовательской работы. Относительно малая изученность тарифов, особенно первых лет Советской власти, еще не позволила полностью воссоздать всю картину почтового хождения многих отечественных марок. А об одном из серьезных «белых пятен» хотелось сказать особо. В частности, о тарифах РСФСР на международную корреспонденцию периода 1917—1921 гг. В начале 1966 г. в бюллетене «Франция—СССР. Советские почтовые марки», № 9, было опубликовано интересное исследование французских коллекционеров М. Липшюца и Ш. Годара, посвященное русским и советским тарифам с 1914 по 1924 год. Однако и в нем международные тарифы периода 1917—1920 гг. никак не выделены. Авторы попросту приравняли их к внутренним тарифам. А между тем, тарифы на международную корреспонденцию в те годы назначались совершенно самостоятельно и не совпадали с внутренними. Ниже приводится примерный перечень этих тарифов, однако, ряд предположений, высказанных автором, требует дальнейшего подтверждения.

Достоверно известен тариф на международную корреспонденцию, введенный в сентябре 1916 г.:

почтовая карточка — 4 коп.

закрытое письмо — 10 коп.

сбор за заказ + 10 коп.

Следующее изменение тарифов произошло 1 сентября 1917 г.: соответственно — 8 коп., 20 коп., + 20 коп. (?)

Затем тарифы изменились 10 марта 1918 г.:

12 коп., 30 коп.,+30 коп. (?)

Потом изменились международные тарифы, видимо, в конце 1919 г., однако, ни дата, ни величина их неизвестны.

Следующее изменение произошло 7 нюня 1920 г. (тарифы от 1 сентября 1917 г. увеличивались в 50 раз):

4 руб, 10 руб.,+10 руб. (?)

По всей вероятности, изменились тарифы и в начале 1921 г. (?), причем их величина стала равной (тарифы 1.9.1917, увеличенные в 100 раз):

8 руб., 20 руб., + 20 руб. (?)

Эта гипотеза подтверждается номиналами августовской серии РСФСР 1921 г. Марки РСФСР в 20 руб. (Эмблема «Серп и Молот», № 4) и в 40 руб. («Освобожденный пролетарий», № 5) явно предназначены для простых и заказных международных писем. Особенную ценность для исследователей представляют конверты, прошедшие почту, с наклеенными на них знаками оплаты; свидетельства периодической печати тех лет; архивные материалы Министерства связи СССР, изученные пока едва ли наполовину.

В. Карлинский