an image
Поиск
Это интересно

Вопрос:

Меня интересует:

1.  Есть ли среди марок России, выпущенных с 1900 по 1916 год, почтовые знаки со смещенным центром?

2.  Как выглядела первая французская марка?

Эксперт:

1. К 1900 году было издано 44 вида марок,, а с 1900 по 1916 год —свыше 80. Многие из них имели вариации оттенков (от трех до семи видов). Как во всяком производстве,— и в полиграфии встречается брак. Особенно среди марок, которые печатаются в две и более красок. Брак обычно уничтожают. Но в данном случае какое-то его количество попало к филателистам. Все виды брака, в том числе смещение центров, трудно учесть. Они имеют немало различий, которые не всегда удается учесть составителям каталогов. Поэтому невозможно описать все «смещения», «переверстки» и прочее. Да и смысла большого в этом нет. Брак — результат небрежности в полиграфии, а не сущность марки. Так что вряд ли он заслуживает внимания.

2. 1 января 1849 года во Франции поступила в обращение первая марка. Ее номинал 20 сант., она черного цвета и без зубцов. Почти во всех каталогах мира она значится под № 3. В них приводится три оттенка бумаги, на которой напечатана эта марка, — белый, желтоватый и сероватый. На почтовой миниатюре изображена голова Цереры, по древнеримской мифологии — богини плодородия. Клише для печатания марки изготовил гравер французского монетного двора Жан-Жак Баррэ.

Анонс

Разновидности первой русской двухкопеечной марки

В первые годы после введения почтовых марок в России определенные трудности испытывались из-за отсутствия знаков почтовой оплаты малых достоинств — ниже 10 копеек. Для писем городской почты в Санкт-Петербурге, Москве и Варшаве употреблялись штемпельные конверты с отпечатанными на них круглыми штемпелями: «За письмо 5 к. с. (5 копеек серебром. — К. Б.), за конверт 1 к. с». Тиражи таких конвертов были небольшими и приобрести их в конце пятидесятых и в шестидесятых годах было не так просто. Сохранившиеся до нашего времени конверты городских почт давно уже стали филателистическими редкостями, особенно конверты Московской городской почты.

Отсутствие в обращении марок малого достоинства затрудняло оплату пересылки бандеролей, особенно мелких, отправляемых отдельными гражданами и владельцами небольших книжных лавок.

Первая малономинальная почтовая марка общегосударственной почты — достоинством 6 копеек — была выпущена в январе 1863 года. Эта марка имела специальное назначение: она предназначалась для оплаты бандерольных отправлений на восток — из России на пароходах Российского общества пароходства и торговли в турецкие портовые города на побережье Черного и Средиземного морей.

В июле того же года для писем городской почты Санкт-Петербурга и Москвы была издана марка 5-копеечного достоинства. И только год спустя для обращения по всей территории империи были выпущены двухцветные марки достоинством в 1, 3 и 5 копеек.

В сочетании друг с другом эти марки позволяли франкировать почтовые отправления при любой стоимости пересылки.

В 1869 году для бандеролей был установлен новый тариф — 2 копейки за каждые ¾ лота их веса. Мелкие бандероли, преимущественно газеты, приходилось оклеивать двумя однокопеечными марками, что вызывало справедливые нарекания отправителей корреспонденции и почтовых служащих. В министерство внутренних дел, в ведении которого находилось все почтовое дело в стране, стали поступать многочисленные предложения и просьбы об ускорении выпуска марок 2-копеечного достоинства.

Однако такая марка появилась только в июне 1875 года. Рисунок ее тождествен ранее изданным маркам в 1, 3 и 5 копеек и отличается от них другим номиналом и фоном, состоящим из мелких арабских и римских цифр 2 и II. Автором рисунка был гравер Экспедиции заготовления государственных бумаг Франц Кеплер, ранее создавший проект и окончательный рисунок первой русской марки.

Как и другие русские марки того времени, новая марка была двухцветной — черная на красном фоне. Цвет фона имеет значительную гамму оттенков — от темно-красного до бледно-розового. Отпечатана марка была на бумаге с водяным знаком «световые полоски» (верже), принятой с 1866 года для изготовления на ней всех почтовых марок общегосударственного обращения. Основная часть тиража марки отпечатана на бумаге с горизонтальными полосками, меньшая часть — на бумаге с вертикальными полосками.

Чрезвычайно редки известные только в гашеном виде разновидности марки в беззубцовом исполнении и с перевернутым фоном, на котором в нижней части марки виден белый силуэт короны. Марка с перевернутым фоном впервые была описана в 1896 году бельгийским торговцем, знатоком и исследователем русских почтовых марок Я. Моенсом в издаваемом им журнале «Le Timbre Poste» (№ 404).

Впоследствии экземпляр такой марки с гашением С.-Петербург (рис. 1) был приобретен известным русским филателистом А. К. Фаберже и хранился в его коллекции до 1939 года. Недавно экземпляр марки с перевернутым фоном (тот ли, который находился в коллекции Фаберже или другой, — установить не удалось) был продан на одном зарубежном аукционе за весьма высокую цену (свыше 2000 долларов).

Следует отметить, что в «Каталоге почтовых марок и цельных вещей» под редакцией Ф. Чучина, изданном в 1928 году, ошибочно указана негашеная 2-копеечная марка с перевернутым фоном. Как правильно отмечалось в более ранних изданиях того же каталога, такая марка известна только в гашеном виде.

Составители изданного в 1964 году филателистическим объединением общества «Франция — СССР» подробного каталога почтовых марок Русской империи отмечают еще одну редкую разновидность 2-копеечной марки 1875 года — со сквозной печатью рисунка (абкляч). Однако против этой разновидности составители поставили вопросительный знак, означающий сомнение в ее существовании. Советским коллекционерам эта разновидность также неизвестна.

Наряду с отмеченными редчайшими разновидностями существует большое количество часто встречающихся разновидностей рассматриваемой 2-копеечной марки. Последние более доступны для средних коллекционеров и могут представить несомненный интерес для филателистов, собирающих специализированные коллекции старых русских марок.

Остановимся на разновидностях, ранее описанных в литературе.

В каталоге общества «Франция — СССР» под номером 18d значится марка, отпечатанная на бумаге с более узкими расстояниями между полосками (25—30 линий вместо 13), которые хорошо просматриваются в бензине.

Другая разновидность, отмеченная составителями того же каталога, заключается в деформациях рисунков цифры 2 в двух шестиугольниках фона, расположенных справа от орнамента, находящегося на правой стороне овала. В одном шестиугольнике хвостик цифры 2 удлинен и соприкасается с рамкой шестиугольника; в другом — справа от цифры 2 расположена белая точка (рис. 2). В более увеличенном виде указанные детали изображены на рис. 3. Эти разновидности, по данным составителей каталога, повторяются шесть раз в каждой четверти листа марок — на 5, 6, 11, 15, 18 и 22-й марках (рис. 4).

Кроме приведенных выше., имеются и другие разновидности первой русской 2-копеечной марки, которые удалось выявить в последнее время.

Несколько месяцев назад московский филателист А. А. Шведов, показывая свою коллекцию русских марок, обратил внимание автора статьи на марку, в верхнем правом угловом кружке которой имелась «разбитая» у начала основания цифра 2 (рис. 5). Нас заинтересовала эта «двойка». При последующем просмотре других московских коллекций было обнаружено еще несколько «разбитых двоек», а вскоре нам удалось приобрести такую марку для своего собрания (она воспроизведена на рис. 5).

Продолжение ...

Контакты
an image

Уральский центр частных коллекций

620075 Екатеринбург, ул. Красноармейская, 10, Бизнес-центр Антей.
E-mail: Данный адрес e-mail защищен от спам-ботов, Вам необходимо включить Javascript для его просмотра.
 
 
 
 


Неизвестные страницы земской почты

СЧИТАТЬ «ВЕСЬМА ЖЕЛАТЕЛЬНЫМ»

В предисловии к каталогу «Земские почтовые марки» помещен краткий исторический очерк о земской почте, написанный филателистом С. С. Антоновым, который утверждает, что «земские марки, печатанные в Экспедиции заготовления государственных бумаг, впервые появились в 1884 году и затем все более и более завоевали себе место среди земских знаком почтовой оплаты».

Действительно, в 1914 году, из 56 земств, имевших свои почтовые марки, почти одна треть — 18 изготовляли их в ЭЗГБ. Но объясняется это не инициативой земских управ, а распоряжениями свыше, которые управы вынуждены были исполнять. Произошло это по следующим причинам.

2 декабря 1900 года управляющий Экспедицией заготовления государственных бумаг обратился в земский отдел министерства внутренних дел со следующим представлением:

«Для оплаты корреспонденции, пересылаемой по земской почте, в некоторых земствах установлены марки разных достоинств, причем большинство управ заказывает эти марки в частных типографиях и лишь немногие — Экспедиции заготовления государственных бумаг.

Из имеющейся в делах экспедиции переписки усматривается, что некоторые управы, сознавая невыгоды от изготовления марок в частных типографиях, как ввиду крайне неудовлетворительного изготовления их и отсутствия поэтому какой-либо гарантии против подделки марок, так и ввиду трудности установления какого-либо контроля при печатании их в частных типографиях и проистекающей от того возможности злоупотреблений со стороны рабочих в таких типографиях, — обстоятельств, могущих весьма вредно отзываться на земском хозяйстве, — неоднократно обращались в экспедицию с просьбою принять на себя печатание марок, но затем отказывались от этого желания, находя слишком высокою цену, по 4 руб. за тысячу, назначавшуюся экспедицией за их изготовление, в то время когда частные типографии берут обыкновенно по 2 руб. за тысячу марок.

Бугульма земская почта

Хотя указанная цена, ввиду сложности способов, применяемых к изготовлению марок в экспедиции для возможно большей защиты их против подделки, и не представляется в действительности высокою, если сравнить марки экспедиции с марками, изготовляемыми частными типографиями, в большинстве случаев мало чем отличающимися от билетов конно-железных дорог, тем не менее, однако, в видах устранения изложенных выше неудобств, Экспедиция заготовления государственных бумаг признала возможным, по произведенной ныне переоценке стоимости производства земских почтовых марок, изготовлять таковые по цене 2 руб. 50 коп. за тысячу, при условии, если все управы, содержащие почтовые сообщения, будут заказывать марки исключительно в экспедиции и в количествах не менее 10 000 штук по каждому отдельному заказу.

Сообщая об изложенном, экспедиция покорнейше просит земский отдел, не будет ли признано возможным поставить об этом в известность земские управы и предложить им впредь заготовлять марки для земской почты исключительно в экспедиции на указанных условиях».

На оборотной стороне этого документа сделана следующая приписка: «По указанной в сем отношении цене 2 руб. 50 коп. экспедиция может изготовлять марки, если и не все управы будут заказывать их в экспедиции, но при условии, чтобы каждый заказ был не менее чем на 10 000 марок».

Однако земский отдел, куда поступило отношение управляющего ЭЗГБ, никаких по затронутым в нем вопросам распоряжений не сделал, а лишь препроводил его при своем отношении от 22 декабря 1900 года «по принадлежности в хозяйственный департамент» министерства внутренних дел, в котором он пролежал до лета следующего 1901 года.

Только 12 мая 1901 года на имя всех губернаторов был разослан циркуляр за № 4868, которым они уведомлялись, что департамент считает «печатание земских почтовых марок в Экспедиции заготовления государственных бумаг весьма желательным, как в видах предохранения земства от материального ущерба вследствие возможных при изготовлении марок в частных типографиях злоупотреблений, так и в видах придания маркам более изящного и соответствующего их назначению внешнего вида...» .

Вскоре все земские уездные управы были оповещены губернаторами о рекомендациях министерства внутренних дел, с указанием на необходимость впредь заказы на изготовление земских марок размещать предпочтительнее в Экспедиции заготовления государственных бумаг, что и было сделано в 1901—1902 годах многими земскими управами.

ЦИРКУЛЯР ГЛАВНОГО УПРАВЛЕНИЯ ПОЧТ И ТЕЛЕГРАФОВ

28 февраля 1916 года Главное управление почт и телеграфов разослало всем губернаторам Российской империи циркуляр, которым предлагалось представить в Главное управление «по пяти экземпляров земских почтовых марок тех земств, где до настоящего времени сохранились земские почты», и далее указывалось, что министр внутренних дел «признал необходимым установить на будущее время обязанность земств, в случаях введения последними земских почтовых марок нового образца, представлять проекты рисунков означенных марок на утверждение в Главное управление почт и телеграфов».

Циркуляру предшествовал доклад начальника Главного управления почт и телеграфов № 930 от 30 октября 1915 года на имя министра внутренних дел «О представлении в Главное управление почт и телеграфов образцов действующих земских почтовых марок», в котором указывалось, что, «по имеющимся сведениям, такие земские почты были учреждены в 177 уездах 31 губернии, причем земские почтовые марки были установлены в 85 уездах».

Оргиевская земская почта

Требование о представлении на утверждение в Главное управление почт и телеграфов проектов рисунков земских почтовых марок еще более ограничивало и без того стесненные права земства по устройству и организации деятельности земской почты. Если до этого право утверждать рисунки новых подготовленных управами к выпуску земских марок принадлежало губернаторам, то теперь каждая земская уездная управа должна была при новых выпусках земских марок обращаться в столицу и ждать, каково будет решение Главного управления.

Как видно из документов, имеющихся в архивных делах Главного управления почт и телеграфов, в течение марта — августа 1916 года туда поступили в качестве образцов более 500 земских почтовых марок, высланных 60 уездными земскими управами. Марки прислали даже и такие управы, как, например, Бахмутская (Екатеринославская губ.), Кунгурская (Пермская губ.), Касимовская и Спасская (Рязанская губ.), в чьих уездах они уже не применялись.

Все полученные земские почтовые марки были переданы для составления коллекции Петербургскому почтовому музею.

ЗЕМСКИЕ ПОЧТОВЫЕ ШТЕМПЕЛЯ

31 марта 1894 года председатель Демянской уездной земской управы Новгородской губернии в отношении за № 619 сообщил начальнику Главного управления почт и телеграфов:

«Минувшее очередное уездное земское собрание, в заседании 9 ноября, по выслушании доклада управы по земской почте, между прочим поручило восстановить штемпелевание конвертов, отправляемых по земской почте, во всех местах приема таковой, каковое постановление управою и введено в действие в текущем месяце, с установлением в каждом земском почтовом пункте особых штемпелей, в которых обозначено лишь название отдельного земского почтового пункта и месяц и число приема корреспонденции, и штемпеля эти накладывались на оборотной стороне конвертов; между тем 29 числа сего месяца Демянская почтово-телеграфная контора всю корреспонденцию: частную, заказную и казенную, на которой были наложены штемпеля земских почтовых пунктов, принять отказалась и даже не сообщила письменно управе послужившие к этому основания...

В заключение уездная управа считает необходимым объяснить, что подобное штемпелевание конвертов для государственной почты никакого препятствия и неудобств не составляет, ибо штемпеля накладываются на оборотной стороне конверта, не касаясь почтовых марок (имеются в виду марки государственной почты.— Ю. Р.), и несходные с штемпелями государственной почты».

К отношению был приложен оттиск земского штемпеля, сделанный краской серо-синего цвета.

Из этого подробного разъяснения цели применения почтовых штемпелей на земской почте в Демянском уезде со всей очевидностью вытекало, что они никак не намерены были чем-либо нарушить существовавшие на государственной почте правила. Ибо задолго до того почти все земства, имевшие свои почтовые марки или штемпельные конверты, применяли подобные штемпеля, и это не вызывало никаких недоразумений и считалось само собой разумеющимся.

В свое время и в Демянском уезде для оплаты частной корреспонденции применялись земские почтовые марки, но 17 октября 1878 года в докладе управы «О ходе сельской почты в уезде» был поставлен вопрос «об уничтожении сбора за земские почтовые марки и платы за пересылаемую по сельской почте корреспонденцию, ввиду того, что доход от продажи марок ничтожен, а беднейшее население лишено возможности за неимением 3 коп. послать куда нужно свое письмо или прошение; ввиду того, что доход от продажи марок мал, на вознаграждение лиц, заведующих ходом почты, председатель находит возможным внести в смету 18 руб., которые и будут равняться сумме отосланных в волости марок». Поэтому было решено: «Получаемую корреспонденцию рассылать по уезду бесплатно».

Получив отношение Демянской управы. Главное управление почт и телеграфов сделало запрос начальнику Тверского почтово-телеграфного округа (куда входила Демянская контора), который рапортом от 16 мая 1894 года сообщил:

«... с 7-го марта текущего года от Демянской земской управы начали поступать для отправления по почте в Демянскую почтово-телеграфную контору простые закрытые и открытые частные, казенные и заказные письма с наложенными на них земскими штемпелями, оттиск которых при сем представляю; при приеме таких писем начальник конторы объявил принесшему письмо служащему в земской управе, что письма с означенными штемпелями, на основании 159 ст. Сборника постановлений и распоряжений по почтово-телеграфному ведомству, ч. 1-я, почтовая, изд. 1885 г., принимаемы быть не могут, и притом была прочитана статья сборника; для того же, чтобы не останавливать на первый раз корреспонденцию с недозволенными штемпелями, таковые были зачеркнуты и письма отправлены по назначению».

8 марта председатель земской управы Карпов обратился к начальнику почты за разъяснением, почему на почте не принимают корреспонденцию с земскими штемпелями. Ему было указано на статью 159 Сборника постановлений и распоряжений по почтово-телеграфному ведомству. Ознакомившись с этой статьей, Карпов заявил: «У нас постановлено земским собранием штемпеля накладывать, и я буду присылать письма, несмотря на ваши правила, а если вы не примете, то прикажу опускать их в почтовые ящики, а вы как знаете с ними поступайте». Так он и сделал. Однако начальник почты, в свою очередь, распорядился счищать оттиски штемпелей управы и все письма сдавать на почту. Вскоре корреспонденция земской управы стала поступать в контору без штемпелей.

12 июня 1894 года Главное управление почт и телеграфов сообщило Демянской управе: «... отказ Демянской почтово-телеграфной конторы в приеме корреспонденции с наложенными на нее штемпелями земских почтовых пунктов ввиду действующих почтовых правил признается правильным».

Из приведенных документов видно, что до конца марта 1894 года на корреспонденцию, доставленную по земской почте из Демянского уезда для передачи на государственную почту, накладывались специальные земские почтовые штемпеля, о чем до сих пор в филателистической литературе не упоминалось; не было об этом известно и коллекционерам земских почтовых марок.

Понятно, что оболочки корреспонденции с этими пусть даже перечеркнутыми штемпелями должны, безусловно, включаться в коллекции. Это позволит более полно иллюстрировать существовавшие на земской почте способы регистрации писем.

ЗНАКИ ДЛЯ ЗЕМСКИХ ПОЧТАРЕЙ

Учреждая земские почты, многие уездные управы установили для земских почтарей особые знаки отличия — различные значки и бляхи с надписями, говорящими о принадлежности этих служащих к земской почте, или с изображением герба уезда.

Все это делалось на местах неофициально. Только много лет спустя, 9 мая 1890 года министерство внутренних дел особым циркуляром разрешило земским почтарям иметь на фуражках знаки с изображением герба губернии или уезда. Инициатором получения такого разрешения была Слободская земская управа Вятской губернии.

В феврале 1890 года Слободская уездная управа обратилась к вятскому губернатору, а он, в свою очередь, в Главное управление почт и телеграфов с проектом особого «знака для ношения земскими почтарями на фуражках». В Центральном государственном историческом архиве СССР имеется проект Слободской управы с приложенным к нему эскизом и описанием этого знака:

«Значок в натуральную величину из латуни (желтой меди), буквы и герб черные, выпуклый, внутренний кружок более выпуклый, чем окружающее его кольцо с надписью «Земская почта Слободского уезда». Значок носится на фуражке».

Ю. Рудников